Форумы
Братство ЗабВО :: Форумы :: ГАРНИЗОНЫ ЗАБАЙКАЛЬСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА :: ЗабВО. Гарнизон Мирная.
 
<< Предыдущая тема | Следующая тема >>
Исторические хроники 1250-го гвардейского зенитно-ракетного полка (в/ч 75528)
Модераторы: paul_head, paul, uZer
Автор Добавил
sibiriak


ID пользователя #4949
Зарегистрирован: 12.10.11 : 14:27

Сообщений: 94
ПООЩРЕНИЙ: 7
Поощрить | Наказать
Исторические хроники 1250-го гвардейского зенитно-ракетного полка
(в/ч 75528)


Вступление

В какой-то момент своей жизни каждый человек приходит к необходимости подвести ее итоги, пусть даже промежуточные. Естественно, это заставляет нас оглянуться на досягаемое прошлое, выбрать наиболее значимые события своей жизни, дать им оценку с позиции взрослого, умудренного жизнью человека. Думается, что служба в Армии для каждого, кто в ней служил, является одним из ярчайших событий в жизни. Это связано, прежде всего, с молодостью – нашими лучшими годами. Кому и чему мы, как и миллионы наших сограждан, эти годы посвятили, вопрос не маловажный. У многих из нас выросли дети, подрастают внуки. Все труднее становится объяснить им, что такое «Долг перед Родиной» и зачем вообще человеку нужна служба в Армии. Общеизвестно, что «официоз» ни когда не обеспечивал необходимого влияния на сознание человека. Поэтому, будем надеяться, что эти воспоминания - хроники не только всколыхнут нашу память, но и в какой-то мере будут интересны подрастающему поколению.
Данный проект ни в коей мере не претендует на роль военно-исторического исследования, соблюдение точности и объективности в оценке событий, фактов, персоналий. Это - воспоминания сослуживцев – однополчан прославленного 1250-го гвардейского зенитно-ракетного полка, вписавшего свою страницу в развитие противовоздушной обороны нашей Родины.
История этого полка своими корнями уходит в далекий 1941-й. К сожалению, материалом, освещающем этот период истории полка мы не располагаем.

«То, что вы видите, зависит от того, где вы стоите».
«Теория относительности»



Введение

К середине 50-х годов прошлого столетия перед руководством СССР в области укрепления обороны и обеспечения суверенитета страны обозначилась острейшая проблема: необходимость создания новой системы противовоздушной обороны.
Следует признать, что к этому времени СССР не имел не только эффективной системы ПВО страны, но и противовоздушной обороны отдельных её районов. Несмотря на затрату Советским Союзом огромных материальных ресурсов, техническое превосходство стран НАТО (и прежде всего США) позволяло последним с высокой эффективностью проводить воздушную разведку интересующих районов. Интенсивность воздушной разведки стран НАТО, частота нарушений воздушных границ и глубины вторжений в воздушное пространство СССР возрастали на протяжении всего десятилетия. По признанию американских историков авиации, в 1950 г. разведка военно-воздушных сил и ЦРУ США совершили около 1 тыс. полётов, сопровождавшихся нарушением границ Советского Союза, а в 1959 г. - уже более 3 тыс.
Существующие зенитно-артиллерийские соединения, а так же авиационные полки, оснащенные самолетами МиГ-15 и МиГ-17, не могли эффективно противостоять разведывательной авиации стран НАТО. Ответом на эти вызовы вероятного противника стало создание в СССР нового рода в войсках ПВО страны — зенитных ракетных войск. Оно осуществлялось путем преобразования и перевооружения зенитно-артиллерийских частей, а также за счет истребительной авиации ВВС и ПВО. Часть авиаполков прекращало свое существование, а некоторые передавались в ПВО с последующим преобразованием их в зенитно-ракетные части.
Началось формирование корпусов и дивизий ПВО новой организации. В 1957 на смену зенитной ракетной системе С25 на вооружение был принят ЗРК С-75 « Двина». Первые 17 полков С-75 были сформированы в 1958 году. В 1959 году их стало 43, в 1960 году — 80, а в 1961 году — 154.
Зенитный ракетный полк С-75 состоял из штаба, командного пункта, трех зенитных ракетных и одного технического дивизиона (количество ЗРДН могло варьироваться в зависимости от задач) Технический дивизион полка осуществлял сборку ракет, заправку горючим, а также их транспортировку на стартовые позиции.
В состав ЗРК С-75 входили:
1. Антенный пост, кабина «П».
2. Кабина боевого управления, кабина «У» (боевой расчет ЗРК).
3. Аппаратная кабина, кабина «А» (аппаратура СНР).
4.Кабина РД – радио дальномер.
5. Пусковые установки, в количестве 6 шт.
6. ТЗМ (транспортно заряжающие машины), в количестве 6-ти ТЗМ.
Для обеспечения ЗРК С-75 радиолокационной информацией о воздушных целях - комплексу придавались две РЛС: РЛС П-18 и радиовысотомер ПРВ-13
Основные характеристики ЗРК:
Максимальная дальность поражения целей 56 км.
Минимальная дальность поражения целей 7 км.
Максимальная высота поражения целей 30 км.
Минимальная высота поражения целей 100 м.
Скорость поражаемых целей 1000 м/с.
Количество пусковых установок на одном ЗРК 6.
Число одновременно обстреливаемых целей 1.
Количество ракетных каналов 3 ракеты на одну цель.
Время свертывания (развертывания) ЗРК 4 ¸5 часов.
Нормативное время развертывания комплекса С-75 6 часов.
Позднее это время сократили до 4 часов, а в шестидесятые годы довели до 2 часов 20 мин.
РК С - 75 была уготована долгая боевая биография. В течение ряда лет на вооружение были приняты многие модификации, обеспечившие увеличение зоны поражения, повышение помехозащищенности и надежности.
Первое боевое применение С-75 произошло под Пекином 7 октября 1959 года. Тремя ракетами В-750В на высоте 20,6 км был сбит американский самолет-разведчик ВВ-57Д.
16 ноября 1959 года под Волгоградом на высоте 28 км комплексом С-75 был сбит американский аэростат
1 мая 1960 г. под Свердловском сбит американский самолет-разведчик U-2, пилотируемый Френсисом Гарри Пауэрсом
К лету 1965 г. во Вьетнаме было развернуто два зенитных ракетных полка С-75, укомплектованных советскими военными специалистами. Принимал участие в боевых действиях во Вьетнаме и наш однополчанин п/п-к Аш. Данные об эффективности боевого применения ЗРК С-75 во Вьетнаме заметно разнятся. Так советская статистика говорит о 2000 сбитых самолетах, американская – о 200.
В рамках реализации решений руководства страны по созданию новой системы ПВО в 1960 г. на базе 246-й истребительной Мукденской авиационной дивизии была сформирована 26-я Мукденская дивизия ПВО. Дивизия несла боевое дежурство по охране воздушного пространства Восточной Сибири. Штаб, управление и три полка дивизии на постоянной основе базировались в Иркутске, в иркутских Красных казармах, а другие части и подразделения — на «точках» в Иркутской области, Якутии и Забайкалье
Боевой состав 26-й Мукденской дивизии ПВО на тот период выглядел следующим образом:
89-я зенитно-ракетная бригада (Ангарск) в/ч 25512;
661-й зенитно-ракетный полк (Усть-Илимск) в/ч 92712;
666-й зенитно-ракетный полк (Братск) в/ч 68332;
Зенитно-ракетный полк (Чита);
Зенитно-ракетный полк (Улан-Уде);
1250-й гвардейский зенитно-ракетный полк (Мирная) в/ч 75528;
350-й авиационный полк (Белая) в/ч 65319;
ОБАТО (Белая);
22-й Халхингольский Краснознамённый иап (Безречная) в/ч 55649;
ОБАТО (Безречная) в/ч 13688
69-я радио-техническая бригада (Чита);
97-й радио-технический полк (Иркутск) в/ч 71407;
157-й радио-технический полк (Якутск);
Отдельный батальон связи и радиотехнического обеспечения (Безречная) в/ч 11043
214-й узел связи (Хомутово).
Организационно дивизия входила в 14 отдельную армию ПВО ( штаб в г.Новосибирске) и примерно в таком составе просуществовала до 1980г.
Формирование большинства входивших в нее частей и подразделений
осуществлялось на базе ранее существующих в местах дислокации, а так же частей, прибывающих из различных регионов страны. Одним из ЗРП, прибывших на укомплектование 26-й дивизии ПВО был 1250-й гвардейский зенитно-ракетный полк.
Местом размещения была определена Мирная - поселок при ж/д. станции на ветке Тарская – Забайкальск Забайкальской ж.д. Поселок расположен в долине р. Турга (приток Онона) по обоим ее берегам в 38 км к юго-вост. от пгт Оловянная. Через поселок проходит автомобильная трасса Чита-Забайкальск. Станция основана в 1904 г. во время русско-японской войны как разъезд № 76 на Кайдаловской ветви Забайкальской ж.д и являлась западным подходом к КВЖД. Ветка на протяжении многих лет использовалась для проезда на восток страны через территорию Китая. В 1950-м году была преобразована в станцию для обслуживания организаций военного ведомства. Станцией «Мирная» разъезд стал называться лишь с февраля 1957-го года. С 2008-го года официальное административное название посёлка – «Мирнинское сельское поселение». Станция же по характеру и объему работы в настоящее время является полустанком. Удаление по ж/д составляет от:
- Москвы - 6487км.
- Читы – 387км.
- Забайкальска – 73км.
- Борзи – 55км.
- Ясной – 23км.
- Безречной – 9км.
Поезд Чита – Забайкальск в Мирной в настоящее время не останавливается. Ближайшие станции Ясная (стоянка 2мин.) или Шерловая (стоянка 2мин.) В 1989 гражданское население поселка составляло – 4528 чел., в 2002 – 1740 чел., в 2013 - ?
Интересен тот факт, что 76 разъезд является родиной командующего Черноморским флотом (2005 – 2007г.г.) адмирала Татаринова А.А. (род. в 1950г.)
Небезинтересно заглянуть в историю мирненского гарнизона, Отправной точкой его формирования, вероятно, следует считать середину 30-х годов прошлого столетия. В 1933 году Совет Труда и Обороны СССР принял постановление о дальнейшем усилении войск на Дальнем Востоке и в Забайкалье. В первую очередь усиливались бронетанковые войска и авиация. В соответствии с этим решением, в 1934 году управление 11-го мехкорпуса и 32-я мехбригада из Ленинградского округа были передислоцированы в Забайкалье (прибыли на станцию Борзя 10 октября 1934 года. В то время это была Забайкальская группа войск ОКДВА). В последующем управление, корпусные части и 32-я мехбригада были расквартированы на 76-м разъезде. Передислокация столь значительного воинского контингента естественно потребовала принятия соответствующих мер по обустройству пребывающих войск. Из воспоминаний участника тех далеких событий: «Когда в 1933г. наш строительный батальон прибыл на ж/д станцию 76 разъезд там был маленький домик путевого обходчика и неподалеку две казармы, а когда в июне 1936г. я уезжал - там уже был нами построенный военный городок. Кроме нашего батальона там расположились авиачасть, танковая и пехотная части. Поезд отходил поздно вечером, и когда я глянул из вагона, то увидел море огней. Городок был освещен электрическими фонарями. И подумал я - вот он наш труд, для укрепления наших границ."
Следует отметить, что нумерация частей размещенных на 76-м разъезде и их количество, постоянно менялись. В 1939-м это были 8-я и 15-я легкие танковые бригады, 17-й отдельный понтонно-мостовой батальон, некоторые подразделения 114-й сд. В 1940-м – это 13 танковая дивизия. Однако, вплоть до начала ВОВ гарнизон выглядел весьма внушительно.
Учитывая возможность нападения милитаристской Японии на СССР и в целях обеспечения лучших условий для управления войсками, в июле 1940 в составе Забайкальского военного округа были сформированы 16-я и 17-я, а в июле 1941—36-я армии. Управление и штаб 36-й размещались в Даурии, а штаб входившего в неё 86 СК, в Борзе. Вероятнее всего, некоторые части 86 СК были дислоцированы в.т.ч. и на 76 разъезде. Там они оставались на протяжении всей войны. Помимо них в годы ВОВ в Мирной размещался 957-й эвакогоспиталь.
После войны вплоть до 1955г. Забайкальский военный округ располагал достаточно мощной группировкой, включающей даже единственную в азиатской части страны танковую армию – 6-ю гвардейскую. Весьма существенные части и подразделения дислоцировались в это время и на 76-м разъезде. (например, части 111-й тд. расформированной лишь в 1960-м г.) Однако, в последующие 10 лет (1955-1965г.г.), округ был значительно ослаблен, лишившись всех танковых и воздушных дивизий. Заметно «захирел» в это время и мирненский гарнизон.

(Из воспоминаний Валентины Архиповны и Александра Анатольевича Чечётенко, жены и сына начальника финансовой службы полка в 1960-1967гг. к-на Чечетенко Анатолия Семеновича)
Управление и штаб 1250 гв. ЗРП прибыли эшелоном на ст.Мирная (76 разъезд) осенью 1960г из г.Котовска Одесской области. Продолжительность марша по железной дороге составила около двух недель. Полк осуществлял развертывание на базе ранее размещавшегося там зенитно-артиллерийского полка (или дивизиона.) Место «привязки» полка называлось «Зенитка» в отличие от основного гарнизона находящегося в нескольких километрах на противоположном берегу реки Турги. По существу, это были несколько одноэтажных деревянных построек и разбросанные в радиусе 3-5 км. зенитные батареи от которых остались поросшие травой ямы с кучами стреляных гильз. В составе прибывшего эшелона находилась основная часть личного состава, немного техники автороы и несколько ТЗМ для транспортировки прибывающих в дальнейшем ракет.
Первым командиром полка, прибывшим вместе с эшелоном из г. Котовска и командовавшим полком до 1965г., был полковник Захаров. В течение года полк окапывался. Одновременно со строительством сооружений для размещения управления полка (казармы, клуб, штаб, столовая) создавался Командный пункт на ст.Безречная, строились укрепления ЗРДН. Поскольку часть была «режимным» объектом, необходимо было обеспечить условия по выполнению предъявляемых к таким объектам требованиям.
Главная особенность этого этапа состояла в том, что обустройство полка осуществлялось в тяжелейших природно-климатических и социально - бытовых условиях при недостатке специальной инженерной техники и личного состава. Военнослужащие и члены их семей испытывали серьезные физические и моральные нагрузки. Следует понимать состояние жен офицерского состава, их детей прибывших из Одесской области в Читинскую, и не на два года, а минимум на пять лет, а то и более. У старших офицеров была проблема - что делать с детьми, окончившими среднюю школу, где им продолжать образование, учитывая еще и то, что уровень обучения в местной школе было очень низким. Вероятно, из-за этого больше всего в полку было офицеров в звании - капитан. (потому как дети у них были младшего и среднего школьного возраста.) Шутка, конечно.
Надо понимать, что это было крайне не простое время в жизни всего офицерского корпуса Вооруженных Сил СССР. В 1955-1958 годах глава государства Н.С. Хрущев инициировал первое сокращение советских Вооруженных сил на треть — почти на 2 млн. 140 тысяч солдат и офицеров. А 27 июля 1959 г. Хрущев подписал постановление Совета Министров СССР о сокращении пенсий военнослужащим и их семьям. 15 января 1960г. Верховный Совет СССР без обсуждения утвердил Закон "О новом значительном сокращении Вооруженных сил СССР". Из армии и флота были уволены до 1 миллиона 300 тысяч солдат и офицеров — почти треть от общей численности военнослужащих в СССР к тому времени. Увольняли, в том числе офицеров, которым до пенсии оставалось дослужить 2-3 месяца. Конечно, ракетчиков это не касалось, или касалось в незначительной степени, но проблема эта обсуждалась и в наших семьях.
Одной из задач, стоящих в этот период перед личным составом полка, в том числе и офицерами, была задача создания мало-мальски приемлемых бытовых условий. Наибольшие проблемы были связаны с тем, что вода была привозная. Привозили её раз в неделю в определенные часы, хранили дома в бочках из под карбида, очищенных и покрашенных. Я с семи лет, по пол ведра таскал на второй этаж, старался наносить побольше воды, пока мама с работы вырвется. Про баню: маленьких детей купали дома в ваннах и тазиках, а когда они подрастали , вместе с родителями ходили в баню на кирпичном заводе, в соответствии с расписанием ( мужчины , женщины, солдаты срочной службы) Что касается продуктов питания, то условия были вполне приемлемыми. С одной стороны – полновесный паек, который выдавался офицерам и сверхсрочнослужащим, с другой – элементы натурального хозяйства, являющегося солидным подспорьем в вопросах пропитания. Почти каждая семья держала свиней, одну, две. Поросят покупали в полку, там же и корм - пищевые отходы, на лето выпускали в сопки на траву. Свиней резали на зиму, так же консервировали и коптили дичь. Хранили в сараях, в специальных ямах со льдом с речки "Турги" . Были конечно же и проблемы. Прежде всего, это отсутствие полноценных овощей и фруктов (в пайке их заменяли поливитаминами), а так же отсутствие в течение нескольких лет белого хлеба. Да, и черный, выдавали по карточкам в полковой «хлеборезке». Но! Все эти тяжелые условия жизни с лихвой компенсировались взаимоотношениями между людьми, гражданскими и военными, офицерами и солдатами. Жили как одна семья, очень дружно, в основе отношений лежали взаимопонимание, взаимоуважение и взаимопомощь.
Привожу список офицеров первой группы , прибывших из г.Котовска, оставшихся в нашей памяти, принимавших участие в обустройстве и становлении нашего 1250-го гвардейского ЗРП.
п-к Захаров –к-р полка
п/п-к Круть –нач. ПО
п/п-к Аш
п/п-к Карпов
п/п-к Колесников
м-р Хотюн
м-р Чистяков
м-р Бродский
м-р Зорин
к-н Чечетенко – нач.фин
к-н Виноградов
к-н Патрикеев –нач. связи
ст.л-т Корсунский – нач. прод
к-н Терещенко – нач.вещь.
к-н Омельченко
к-н Левадний - ПНШ
к-н Сапрунов
к-н Мухин
к-н Мякишев
ст.л-т Вовк - нач.клуба
ст.л-т Воробей
л-т Ручкин
старшины Филиппов, Бандалет, Горбунов, Кузнецов

Сроки по подготовке полка к несению боевого дежурства были очень жесткие. Это объяснялось тем, что одновременно шло как формирование 26-й дивизии ПВО в целом, так и развертывание и формирование 47-й ракетной дивизии со штабом в Ясной, позиционные районы которой должен был «прикрывать» наш полк.
Летом 1963г. в Мирной случился необычный природный катаклизм. В течение нескольких дней в регионе непрерывно шел проливной дождь, что само по себе для этого района Забайкалья явление крайне редкое. Естественно, что вода с близлежащих сопок хлынула через территорию полка вниз к станции. Создалась угроза подтопления жилых домов в районе железной дороги. По просьбе местной администрации, личный состав полка был поднят по «тревоге» и с помощью имеющихся инженерных средств (прежде всего тягачей) принял активное участие в эвакуации местного населения из района затопления. Обстановка усугубилась тем, что земляная даба, построенная в районе свинарника в считанные минуты была размыта и все, что там накопилось более чем за два года было унесено бурлящим потоком по центральной дороге к КПП и далее в сторону железнодорожной станции. Дело в том, что от свинарника до КПП обустроенной дороги в то время не было, просто существующий естественный фарватер стока дождевых вод был засыпан землей. Хлынувший поток воды за несколько часов на месте дороги образовал овраг глубиной в несколько метров. В результате своевременно принятых мер жертв и разрушений в районе станции удалось избежать, за исключением смытых огородов и затопленных подвалов. Из л/с полка пострадавшим можно считать только начпрода ст.л-та Корсунского, которого затянуло в бурлящий поток и унесло от штаба через ворота КПП на мелководье. К счастью Корсунский умел плавать, в сложной обстановке не растерялся, поэтому и отделался легким испугом, синяками и ссадинами.

Из воспоминаний sibiriak: Службу проходил в 1965-1967г.г. официально на должности водителя-электромеханика ремонтной роты. Фактически работал в лаборатории по ремонту КИП, Командир роты – к-н Салангин, командиры взводов – ст. л-т Карпик, старшина сверхсрочной службы Бандалет (любовно мы называли его дед-Бандалет)
Призывался из г. Новосибирска. Там формировался эшелон с призывниками. Контингент и его поведение в пути следования, в общем-то, ничем не отличался от себе подобных достаточно ярко описанных в литературе и показанных в кино. Отличало, пожалуй, эту команду (номер, к сожалению, не помню) лишь то, что образование у призывников было чуть выше среднего. Были ребята и с высшим, и с незаконченным высшим, и со средне - техническим образованием. Тогда мы еще не знали, что мы - будущие ракетчики. В Иркутске основная часть призывников нашей команды высадилась. Позже мы узнали, что они были направлены в «учебку» 26-й дивизии ПВО для подготовки и отправки, в случае необходимости, во Вьетнам. По мере продвижения эшелона на Восток призывников в нем оставалось все меньше и меньше. Так мы доехали до ж.д. станции «Петровский завод». А когда, увидев памятник «Декабристам» мы узнали, что нам еще ехать и ехать, энтузиазм наш заметно поубавился. Фраза «Забудь вернуться обратно» стала приобретать конкретный смысл ( хотя конечно же она имела в большей мере отношение к офицерам, но мы тогда еще не все понимали) Сопровождал нашу группу ст. л-т Косенко – офицер технического дивизиона. К моменту прибытия на ст. Мирная, в вагоне нас оставалось всего 11 человек.
Небольшой марш-бросок от станции до части и вот мы на территории в/ч 75528. Сказать, что ее вид вызвал у нас бурю патриотических чувств и желание немедленно приступить к выполнению долга по защите Родины, было бы не честно. Было нам всем в этот момент весьма тоскливо, поскольку каждый из нас понял, что попал он именно в то место «где Макар телят не пас…» Вокруг голые сопки, на которых не видно ни одного ориентира, за который мог бы зацепиться взгляд. На территории ни кустика, ни деревца, за исключением 2-3-х «рагулек». Практически все сооружения, размещавшиеся на территории части были барачного типа. Ни какой техники вокруг, кроме водовозки, не было видно. Редкие военнослужащие, появляющиеся на территории, ассоциаций с бравыми защитниками Отечества как-то не вызывали. В целом же, вся эта территория с размещенными на ней строениями скорее напоминала поселение для условно-досрочно освобожденных, нежели зенитно-ракетный полк. Иными словами, картина вырисовывалась безрадостная.
Зато радовались нашему прибытию «старослужащие». Напомню, что срок службы в то время был 3 года. Призыв и увольнение осуществлялись один раз в год – осенью. В полку существовало правило: увольнение старослужащих могло состояться только в том случае, если вместо увольняемого, прибыл призывник и он в какой-то степени подготовлен для выполнения своих должностных обязанностей. Поэтому под понятием «заменщик» здесь в какой - то мере подразумевался не только офицер, но и обычный призывник - «срочник ».
Ну, а дальше все как положено – «карантин»: строевая и физическая подготовка, изучение Военной Присяги, Уставов и.т.п. Азы воинской службы в карантине нам прививал старшина сверхсрочной службы, участник Великой Отечественной Бандалет. В последующим, мы служили с ним в одном подразделении. Он давал мне рекомендацию для вступления в КПСС, поэтому в моей памяти он остался не столько начальником, сколько наставником. Это был старый «вояка» ни когда не позволявший себе неуважительного отношения к подчиненным
После прохождения курса «молодого бойца» и принятия Военной присяги я был назначен на должность водителя – электромеханика в ремонтно-техническую роту (13 подразделение). В повседневной жизни, как правило, ни кто не называл наименование подразделения полностью, а ограничивались простой нумерацией. Вероятно, вызвано это было тем, что поскольку часть считалась «режимной» и дабы коварный противник не разгадал нашу штатную структуру, использовалась вот такая нумерация. В действительности же штатная структура полка в 1965г. выглядела примерно следующим образом:
А) управление полка
- штаб
- политический отдел
- штаб тыла
- службы
Б) АКП
В) 1-4 ЗРДН С-75 (позывные: «Скат», «Просев», «Фунтик», …)
Г) Технический дивизион с ТЗМ на базе ЗИЛ-157 (5-е подразделение)
Д) - отдельные подразделения (рота связи, авторота, ремонтно-техническая рота, взвод РХР, хозвзвод)
Кроме этого, на территории полка размещалась отдельная воинская часть под своим номером, отвечающая за оснащение ракет боевыми частями в ядерном снаряжении. Было их, по-моему, всего несколько человек, в основном офицеры. И знать мы про них собственно ни чего не знали.
Из офицеров Управления полка, помимо, перечисленных в воспоминаниях А.А.Чечетенко, могу назвать:
- п-к Солдатов – командир полка (2-й)
- м-р Амбросов – нач. штаба (1-й)
- к-н Комаров – зам. по вооружению (2-й)
- м-р Копылов – зам.по тылу (1-й)
- к-н Болдырев – нач.прод. (2-й)
- к-н Гонта – нач.фин. (2-й)
- ст.л-т Радзиевский – нач.режима
- ст.л-т Тютюник – помошник нач. штаба
- к-н Патлай – нач. стороевой части
- ст.л-т Рояк – пом. Нач.ПО по комсомолу
- м-р Молодов – к-р техдивизиона
- ст.л-т Косенко – офицер техдивизиона

«Мирненский» гарнизон в средине 60-х выглядел несколько иначе, нежели в 70-х, а тем более, в 80-х. Во-первых, по количеству расквартированных в нем войск он был весьма незначительным. Предположительно, это были: полк связи (позывной «Ручеек»), но не «линейный», а имеющий какие-то свои специфические задачи (может быть радиоперехват, глушение и т.п.). А может быть это были подразделения ОСНАЗ ( 88-я ортбр) Главного разведуправления, занимающиеся радио и радиотехнической разведкой. Располагались они тоже по «точкам», а их управление размещалось перпендикулярно «Зенитке», но с противоположной стороны Мирной. Возможно, что именно их впоследствии называли «хитрачами». В незначительном количестве присутствовали танко-артиллерийские подразделения (предположительно Борзинского АК), а так же подразделения то ли саперов, то ли стройбата и железнодорожников.
Во-вторых, того замечательного военного городка с соответствующей инфраструктурой, который появился позже конечно же не было. Из заметных элементов цивилизации были: Дом офицеров, комендатура, школа, подобие стадиона, пара магазинов, почта, да несколько кирпичных 2-х этажных зданий. Ближайший от полка магазин, где продавалось спиртное, был на ж.д. станции. Но купить его там было не просто – в то время это был дефицит, впрочем, как и сигареты. Сигареты в то время можно было выменять на все, что угодно, Заядлые курильщики, вроде меня, весной собирали прошлогодние «бычки». «Спасали» в какой-то мере посылки из дома, но они были не так часты, да и у «молодых» они моментально конфисковывались старослужащими. Интересно, что в Забайкалье я впервые увидел в продаже вино и водку разлитые в 3-х литровые банки. Семьи военнослужащих проживали в довольно убогих бытовых условиях. В гарнизоне не было ни госпиталя, ни даже гауптвахты – нужно было ехать в Безречную. Финансовое обеспечение полка осуществлялось через штаб корпуса в Борзе. Как сказывалась малочисленность гарнизона на условиях несения службы? Самым непосредственным образом. В частности, л/с управления полка привлекался к несению гарнизонной службы в качестве патрулей. Заметно ощущалась нехватка офицеров. Достаточно сказать , что в последующем мне – рядовому срочной службы приходилось выполнять обязанности начальника караула при наличии пяти постов, включая пост №1 - Боевое Знамя части. О хозяйственных работах и говорить не приходится. Отопление как основного городка, так и «Зенитки» было полностью печным, а это значит, что требовалось неимоверное количество угля, который нам приходилось бесконечно разгружать. Да и другие грузы случались не редко. В связи с отсутствием полнокровных частей Сухопутных войск, на наш ЗРП возлагались, в общем-то, не свойственные для него задачи, связанные с отражением возможных нападений сухопутных подразделений вероятного противника.
Дело в том, что к середине 1960-х на наших дальневосточных границах явственно запахло порохом. Недавние братские отношения с Китаем на глазах сменились откровенной конфронтацией. На смену заверениям о том, что «Русский с китайцем братья на век…» стали звучать обвинения в «ревизионизме и империализме», сменявшиеся откровенными угрозами и призывами не особо церемонясь «оторвать предателям их собачьи головы». Проклятия с высоких трибун не ограничивались митинговыми страстями – подхваченные многотысячными толпами лозунги оборачивались провокациями, нарушениями границы и обстрелами советской территории. События на острове Даманском в марте 1968 г. поставили страны на грань открытого военного конфликта. Шедшие две недели бои стоили нашей стране немало крови и потери пяти единиц бронетехники, в том числе попавшего к китайцам в качестве трофея новейшего в то время танка Т-62 . Переломить ситуацию удалось только с привлечением крупных армейских сил, включая танки, артиллерию и ракетные установки 135-й Тихоокеанской Краснознаменной мотострелковой дивизии.
Согласно мудрому замечанию классиков, овладевшие массами идеи становились реальной силой: На сопредельной стороне Народно-освободительная армия Китая (НОАК) накапливала мощнейшую северную группировку, в составе которой к концу 1960-х насчитывалось девять общевойсковых армий (44 дивизии, из них 33 полевые и 11 – механизированные). Они имели в своем составе более 4,3 тыс. танков и 10 тыс. орудий и ракетных установок. В резерве группировки находились формирования народного ополчения численностью до 30 пехотных дивизий, по выучке и боеготовности практически не уступавшие регулярным войскам, не говоря уже о возможностях восполнения потерь за счет поистине неисчислимых людских ресурсов. (Численность л/с китайского пехотного полка на автомобилях в то время достигала 5тыс. человек) Такая группировка позволяла НОАК расположить войска вдоль всей границы с плотностью до роты на каждые 200-300 м фронта.
Противостоявшие китайскому воинству силы ДальВО и ЗабВО выглядели не столь внушительно, а точнее – несопоставимо. Все же до недавнего времени Китай считался надежным союзником, на поддержку которого направлялись немалые средства. И уж совсем не утешало то, что боевой потенциал нависшей над нашей границей НОАК составляли почти исключительно современная военная техника и оружие советских образцов. А Забайкалье давно уже считалось тыловым и снабжалось по «остаточному» принципу. В результате проведенных сокращений, к середине 60-х округ располагал практически лишь 86-м Борзинским армейским корпусом, а прежде достаточно мощная воздушная Армия к началу 1964 г. была сокращена до Отдела авиации ЗабВО. По оценкам специалистов ГРУ и Оперативного управления Генштаба, в случае полномасштабных боевых действий наступающие фронты китайцев в считанные дни могли выйти на свои оперативные рубежи, продвигаясь вперёд с темпом 15-20 км/ч и до 200-250 км за сутки.
В складывающейся обстановке Правительство и Минобороны СССР вынуждены были предпринять ряд неотложных мер по восстановлению обороноспособности граничащих с беспокойным соседом районов. С весны 1966г. началась передислокация войск из центральных округов на Дальний Восток и в Забайкалье, Весной 1966г из состава Московского военного округа (г.Тамбов) в Безречную перебрасывается 11 гв.мсд. из которой три полка (25 мсп, 63 мсп и 930 сап) расквартировываются в Мирной. Следом из Ленинградского военного округа прибывает 2 гв. танковая дивизия, основной состав частей и подразделений которой так же дислоцируется в Мирной. Таким образом, заштатный Мирненский гарнизон вновь превратился в место сосредоточения довольно мощной войсковой группировки и этот «кулак» сохранялся до середины 90-х.
Всего же к 1990-му году округ располагал примерно 260 тысяч человек, 3,1 тыс. танков, 4 тыс. бронемашин, почти 4 тыс. орудий, минометов и РСЗО, 200 вертолетами.
Следует понимать, что построение обороны Забайкалья было в значительной мере привязано к железнодорожной сети. Уже в марте 1966 г. в ЗабВО были сформированы 97-й (станция Бильтут) и 114-й (ст. Шерловая Гора) укрепрайоны (УР) и развёрнутые в гарнизонах у станций Забайкальской железной дороги. Их расположение имело целью усиление приграничной полосы, причём часть позиций оборудовалась даже впереди пограничных застав и укреплений, прикрывая последние своим тяжёлым вооружением и техникой. Солдатам и офицерам УРов отводилась роль передового заслона, задачей которого являлось удержание обороны в своих зонах ответственности, выигрывая несколько суток, необходимых для развёртывания армейских сил округа и выдвижения резервов.
По численности личного состава УРы были близки к полку, но по вооружению примерно соответствовали мотострелковой дивизии. Поскольку возможности округов были не очень велики, для комплектования УРов техникой были привлечены соединения центральных округов и резервы кадрированных дивизий, в мирное время служивших своего рода базами хранения боевой техники и вооружений. Теперь их запасы были востребованы, и в Забайкалье и на Дальний Восток пошли эшелоны с танками, артиллерией и другой техникой. В соответствии с директивой МО СССР от 22 июля 1967 г. в ЗабВО были собраны два десятка авиаполков, сведенных в 23-ю воздушную Армию. Преобладание в них ударной бомбардировочной и истребительно-бомбардировочной авиации в изрядной мере позволяло компенсировать численный перевес противостоящей группировки, благо в «диких степях Забайкалья» те становились для авиации сравнительно лёгкой добычей.
Помимо укрепрайонов, особенностью ЗабВО были имевшиеся только здесь пулеметно-артиллерийские дивизии, которые должны были сдержать напор живой силы противника – известно, что одной из основ тактики китайцев являлся «накат волнами» людской массы (к слову, начальником штаба одной из таких дивизий был подполковник Аслан Масхадов, имевший самые лестные характеристики командования).
Интересен и тот факт, что в это время руководство Вооруженными Силами СССР было вынуждено обратиться к практике использования бронепоездов при подготовке и планировании боевых операций. Дело в том, что из-за малой обжитости местности практически все гарнизоны и части расположенные на Манчжурском направлении, да и не только, оказывались привязанными к ветке Забайкальской железнодорожной дороги. Снабжение войск и их передислокация, а при отражении прорыва многократно превосходящего противника – и перегруппировка сил в огромной степени зависели от этой «дороги жизни». Для переброски только одной дивизии требовалось 18-20 ж/д эшелонов. Защита железнодорожных линий являлась нелегкой задачей. В малонаселенной степи с редкими станциями и посёлками, разделенными десятками километров, уязвимыми оставались не только открытые перегоны железной дороги, но и многочисленные разъезды, туннели и путепроводы, захват или разрушение которых означали блокаду не только гарнизонов, но и всего района. Превращение каждого объекта в очаг обороны привело бы к распылению сил – их вдоль железнодорожного пути насчитывалось более 1200. В то же время, обычные меры охраны и вовсе не выглядели решением (всякий, видевший ВОХРовцев у железнодорожной будки, поймет, о чем речь). Требовалось мобильное и эффективное средство – и тогда вспомнили о бронепоездах.
Полностью укомплектованный состав бронепоезда выглядел следующим образом. Впереди – платформа прикрытия, служившая страховкой на случай подрыва полотна (для его ремонта предназначались рельсы и шпалы, загруженные на платформу и служившие балластом, а с поездом следовала и бригада восстановителей пути), тепловоз, за ним – две танковые «бронелетучки». Середина поезда формировалась из штабного броневагона, площадки зенитных установок и платформ с ПТ-76. Замыкали состав ещё три «бронелетучки» и платформа прикрытия. Кроме того, при необходимости поезд мог включать вагоны для личного состава (теплушки или пассажирские), а также полевые кухни, предусмотренные для воинских эшелонов.
В состав бронепоезда также входила разведывательная рота с восемью БТР-40 (ЖД). Машины эти, оборудованные спереди и сзади откидными рамами с пружинными рессорами и стальными катками с внутренними ребордами, могли передвигаться по железной дороге со скоростью до 80 км/ч (ход обеспечивали основные колеса, бежавшие по рельсам). Перевод машины с обычного хода на железнодорожный занимал всего 3-5 минут. Для их транспортировки на большие расстояния поезду придавались еще четыре обычные платформы, на которые своим ходом грузились по два БТР-40 (ЖД).
Было построено 4 таких бронепоезда. Почти все время они находились на полустанке под Читой, находясь при этом на ходу и в боеготовности, что периодически проверялось запуском локомотивов, маневрированием, отработкой схода и загрузки танков. Отдельно хранился только боекомплект, который при необходимости следовало загрузить. Один из поездов был задействован при ликвидации крупной железнодорожной аварии в 1986 г.: на месте не оказалось достаточно мощных тягачей, чтобы растаскивать сошедшие с рельсов вагоны, и для этого были использованы танки. По прямому назначению бронепоезда решено было использовать в январе 1990 г. при ликвидации антиправительственного мятежа в Баку и националистического в Сумгаите. Прибыв к месту назначения, бронепоезда использовались для охраны узловых станций и сопровождения составов с войсками и грузами, защищая последние от грабежей. Неоднократно при этом они подвергались обстрелам, однако сами, подчиняясь приказу, огня не открывали.
По возвращении в ЗабВО бронепоезда были размещены на базе ракетно-артиллерийского вооружения в 40 км от Читы. Волна организационно-штатных мероприятий (ОШМ, а попросту – массовое сокращение) добралась до уникальных поездов к началу нового века. К этому времени и от укрепрайонов остались только ямы и ржавая арматура на месте укреплений, а из составов один за другим стали изымать, сдавая в металлолом, бронеплатформы и вагоны. В конечном счете, от бронепоездов остались на хранении только тяговые локомотивы и тепловозы «бронелетучек», сиротливо стоящие в таежном тупике.
К концу 60-х в числе соединений ЗабВО были уже 8 мотострелковых дивизий, три из которых подчинялись управлению армейского корпуса со штабом в г. Борзя, а пять были отдельными. Все это потребовало создания необходимых условий для размещения прибывающих войск, формирования соответствующей инфраструктуры. С этого времени Забайкалье вступило в «эпоху» строительства военных городков. Но это было потом. А в 1965г., как я уже говорил, «Мирнинский» гарнизон производил довольно удручающее впечатление.
В 1965 году командование полком принял п-к Солдатов. Это был командир совершенно другого типа нежели предыдущий ( п-к Захаров). Требовательный, жесткий, порой даже грубый, он стремился привести полк в соответствие с существующим к воинской части, требованиям. В какой мере это у него получалось, мне – рядовому солдату в то время, судить трудно. Сейчас, по прошествии многих лет, могу предположить, что сделать было это ему не просто. Причиной этому был целый ряд обстоятельств, характерных для службы того периода. Во-первых, заметное обострение военно-политической обстановки на границе с Китаем естественно усложняло задачи, ставящиеся вышестоящим командованием перед полком. Во-вторых, в полку появились «офицеры сверхсрочной службы», т.е. офицеры, которые должны были замениться во внутренние округа после 5 лет службы в Забайкалье, но поскольку замена им не прибыла, они вынуждены были служить дальше. Это приводило к усложнению семейных отношений, злоупотреблению спиртным и т.п. «Рычагов влияния» на эту категорию у командования полка практически не было. В советское время среди офицеров, проходящих службу в ТуркВО, была такая поговорка «Меньше взвода не дадут, дальше Кушки не пошлют». (Кушка - самая южная точка бывшего СССР) Подобная ситуация была и в Забайкалье – более трудные условия для жизни и службы нежели чем в Мирной, придумать было довольно трудно, а значит и «ссылать» было некуда. В – третьих, с 1960 по 1965г.г. в стране заметно обозначилась «демографическая дыра», связанная с тем, что в это время призыву подлежали «дети войны» рожденные в 1941 – 1946 годах.
Естественно, что их катастрофически не хватало. В связи с этим были отменены практически все отсрочки, существовавшие ранее. Призывались люди, рожденные еще до войны. Помню, как в нашем подразделении служил солдат 1939 года рождения, имевший двоих детей. Разница в возрасте между военнослужащими срочной службы одного подразделения достигала 5-7 лет. На момент призыва мне было практически 20 лет, но чувствовал я себя по-настоящему «молодым». Интересен и такой факт. В 1965г. страна широко отмечала 20-летие Победы в Великой Отечественной войне. В связи с этим, все военнослужащие, в том числе и срочной службы, кто являлся таковым по состоянию на 9 мая 1965г. были награждены медалью «ХХ лет победы в ВОВ». На «дембильской» груди надраенные до солнечного блеска эти медали выглядели весьма выразительно. А в 1967г. мне встречались солдаты и сержанты с тремя медалями. Добавлялись еще: «За отвагу на пожаре» и «За освоение целинных и залежных земель» (Армия тогда активно привлекалась к решению различных государственных задач) В то время , к счастью, еще не было ни «Афгана», ни «Чечни», поэтому когда солдат возвращался после увольнения в свою деревню с 3-мя медалями на груди, то вся деревня отмечала это событие не менее 3-х недель.
В 1963г. начался «добровольный» призыв в армию женщин на замещение таких должностей как связистки, телеграфистки, планшетистки, писари, повара и т.п. Самое печальное, что в этот период Правительство СССР принимает решение о разрешении призывать в Армию лиц ранее отбывавших не большие сроки наказания по несущественным статьям. Таким образом, нравственные ценности, многовековые традиции, накапливаемые столетиями в местах лишения свободы стали перекочевывать в Армию и Флот. Могу предположить, что именно эти годы являются началом развития в Вооруженных Силах СССР, так называемых «неуставных взаимоотношений». Они существенно изменили облик Армии, сделав его столь непривлекательным сегодня. Уверяю, что 47 лет назад никто из нас – призывников не боялся идти служить в армию из-за существующих там неуставных отношений со стороны сослуживцев, а уж тем более командиров. Без всякого пафоса и не кривя душой, могу сказать, что вне зависимости от степени желания служить, служба расценивалась как естественный долг, который должен был отдать Родине каждый здоровый мужчина. Сказать, что посягательств на честь и достоинство «салаг» со стороны «стариков» в наше время абсолютно не было, было бы не честно. Конечно, они были. Но поскольку они не имели глубоких корней и традиций, то эти попытки довольно легко пресекались самими же молодыми солдатами (ежели, на то хватало мужества, конечно). Ну а поскольку каждый старослужащий должен был подготовить себе замену до увольнения, то естественным образом он, по сути, являлся наставником для молодого солдата. Своего – ефрейтора Владимира Гармаша, я помню и сегодня. Он научил меня не только прятать водку в лаборатории от старшего начальника, но и многим премудростям воинской службы, включая, конечно же, работу по специальности.
Иллюстрацией стремления командира полка к наведению твердого уставного порядка может служить следующий пример. В то время в гарнизоне не существовало понятия «увольнение солдат из расположения части». Что такое «Увольнительная записка» нам было неведомо. Но, несмотря на это «самовольные отлучки» хотя и редко, но случались. Помню, как. в декабре 1965-го мл.с-т (фамилию не помню), возвращаясь ночью со станции от знакомой девушки совершенно случайно попался на глаза вышедшему на улицу дежурному по части. Убегая от дежурного, самовольщик попал в грунтовую трещину и сломал ногу. Утром весь л/состав управления был построен на плацу, самовольщика вынесли на плац на носилках и командир полка п-к Солдатов лично срезал у него сержантские лычки. Вот сколь серьезно расценивался этот поступок тогда. Другой мой сослуживец (3-го года службы) ездил в самоволку на поезде. Не знаю, как было потом, но в мою бытность через Мирную проходили два поезда: "Москва-Пекин" и "Челябинск - Забайкальск". Пекинский у нас не останавливался, а Челябинский шел на Большую Землю сразу после отбоя. У солдата была подружка в Ясной. Он добросовестно на поверке стоял в строю, а после "отбоя" - бегом на поезд и уезжал в Ясную. Интересно, что в обратную сторону поезд проходил через Мирную перед "подъемом" и самовольщик всегда утром был на месте. Честное слово, это не "байка", а факт, которому я - свидетель.
Своеобразной «фишкой» нового командира стало стремление обустроить территорию городка и тем самым показать вышестоящему командованию, что "и на Марсе могут яблони цвести." Все дорожки от КПП до штаба были забетонированы и даже устроены паребрики. А в содержание боевых задач, как одна из важнейших, была включена задача озеленения территории. Так вот, про озеленение. Осенью 1965-го ( когда я прибыл в часть) на её территории не было ни одного кустика или деревца, за исключение м 2-3-х «рагулек» возле казармы техдивизиона. Весной 1966-го началось массовое озеленение, а уже весной 1967-го территорию полка было не узнать. За саженцами мы ездили очень далеко - в пойму реки Онон. Мы не верили, что саженцы приживутся (сами знаете какая там почва) Что это были за саженцы, не помню, но следующей весной они так буйно зацвели цветом, похожим на яблоневый, казалось, что это Ср.Азия, а не Забайкалье ( по мнению знающих людей, это были кусты боярышника). Обязательным условием их содержания был ежедневный полив в объеме пожарной автоцистерны. Недополив расценивался командиром полка как воинское преступление в условиях военного времени. Со слов однополчан, служивших позже, стремление к озеленению конкретного клочка земли, называемой «Зениткой», сохранилось на многие годы. Лично для меня эта история стала одним из важнейших жизненных уроков, полученных в армии, подтверждающая известную мысль В.Высоцкого о том, что «Главное - чтобы воля была к победе!». Думаю, что подобные жизненные уроки получили в той или иной степени все, кто служил когда-либо в Армии и особенно в Забайкалье.
Условия службы и быта, думаю, во все времена особо не отличались. Для тех, кто помладше, могу сказать, что таких «прожорливых» печек как в Мирной я больше ни где не встречал. Заступающий на дежурство внутренний наряд практически сразу после развода начинал топить печь. К отбою удавалось «поднять» температуру градусов до 10-12. Сжигали не менее 100кг. угля , но к утру она все равно опускалась до нуля. Думаю, что объяснялось это помимо критически низких температур еще и конструктивными особенностями нашей казармы. Среди местного населения «Зенитка» именовалась еще и как "Жуковские конюшни", потому как там ходили в сабельный поход толи Г. Жуков, толи К. Рокосовский. Рокосовский мог бывать там в конце 20-х, начале 30-х, будучи командиром 15-ой отдельной Кубанской кавалерийской бригады, а затем и дивизии. А Г.Жуков, во время известных событий на реке Халхин – Гол летом 1939г. Что касается конюшен, они могли быть построены и воинами 1-й колхозной кавалерийской дивизии, размещавшейся на северо-востоке от Хада-Булака. Такая дивизия по данным штаба РККА существовала по состоянию на 1.07.1935г. Слово "конюшни" отнюдь не имя нарицательное. Во время ремонта штаба, нам была поставлена задача - убрать в одном из кабинетов имеющуюся на стене выпуклость. Когда мы сняли штукатурку, оказалось, что бревна в стене лежат не горизонтально, как обычно, а стоят вертикально (так строили конюшни) Так что про Жукова - сомневаюсь, а вот что касается конюшен – похоже на правду. Когда привозили уголь, все молили Бога: «только бы не «черняховский…» (им вообще было не натопить). Расположение кроватей зависело от срока службы: чем ближе к «дембилю» - тем ближе к печке и соответственно - наоборот. Наверное, многие сослуживцы помнят промерзшие к утру одеяла. Но самым большим испытанием для нас в то время был, конечно же, поход в туалет. Был он очень далеко (по свидетельствам очевидцев его потом перенесли поближе) и зимой без «караульного тулупа» туда ходить ни кто не рисковал. Естественно, что ходить мы старались как можно реже. А Забайкалье называли «Страной вечного недозаседания». Благо солдатский паек того времени во многом этому способствовал.
По своей сути содержание пайка по-моему он не менялось с 1934 года вплоть до 1960-го ( за исключением военных лет). С 1 января 1960 г. впервые в норму было введено 10 г. сливочного масла, а количество сахара увеличено до 45 г. Затем, на протяжении 1960-х годов, в норму вводились:
- в 1961 году - 8 г концентрата киселя ( давали 1 раз в неделю)
- в 1963 году увеличена норма сахара до 47 г
-в 1965 году норма концентрата киселя доведена до 30 г (или до 20 г фруктов сушеных). Стали давать 2 раза в неделю.
- в 1966 г. увеличено количество картофеля на 50 г и увеличена норма макаронных изделий до 40 г.
- в 1967 году 400 г хлеба из муки пшеничной 2-го сорта заменено тем же количеством хлеба из муки пшеничной 1 сорта. (появился белый хлеб) Увеличены нормы масла коровьего до 20 г и сахара до 65 г. (стали давать 2 раза в день)
Но дело конечно не только в граммах. Смириться можно было со всем (на мой взгляд) кроме отсутствия картошки. Не знаю, как было дальше, но в мою бытность она была только «сухой». Ни до армии, ни после я ее не только не ел, но и не видел. Поставлялась она в жестяных укупорках очень напоминающих укупорку танкового снаряда. После замочки и приготовления из нее получался замечательный клейстер, но не более того ( не путать с современными концентратами). Думаю, что, как и в последующем, мясо было только баранина, а рыба только «красная». Поскольку в полку имелся свинарник, то на солдатский стол иногда попадало вареное сало. Наелся этих продуктов на несколько лет вперед. Если же оценивать работу службы тыла того времени, то к ним по сути претензий у меня нет - организовывали солдатский быт в соответствии с имеющимися возможностями. Да и служивый люд в то время не был слишком избалован - тяготы и лишения воинской службы переносил в соответствии с требованиями Уставов.
О взаимоотношениях солдат и офицеров Мне представляется, что они были несколько иными, нежели в последующие десятилетия и уж тем более, чем ныне. Во-первых, на службе еще оставались фронтовики. И хотя их было уже не так много, но они оказывали заметное влияние на формирование взаимоотношений в воинских коллективах, поскольку знали им цену в боевых условиях. За свою солдатскую службу я не помню случаев хамства со стороны командиров и начальников ни по отношению к себе, ни по отношению к моим сослуживцам. Конечно, это не означает, что их не было вообще, но если и случались, то крайне редко. Во-вторых, в те времена еще существовал «корпус сержантов», который, по сути, обеспечивал поддержание в подразделениях должный уровень воинской дисциплины и уставного порядка. Например, наш командир подразделения к-н Салангин появлялся в «расположении» не чаще 2-х раз в неделю (в понедельник – перед разводом и еще в один из дней). Этого вполне хватало. Ни о каких «ответственных» офицерах, которые появились позже в Армии, и речи не могло быть. В-третьих, степень доверия во взаимоотношениях была заметно выше. Так, например, пирамиды с карабинами у нас находились в спальном помещении и, по-моему, даже не закрывались на замок (однако боюсь ошибиться). Патроны к ним хранились в каптерке под замком. Ни каких «ружпарков» и «ружкомнат» в то время не было. Интересна, на мой взгляд, эволюция отношения солдата к оружию. В нашей казарме (сослуживцы, думаю, помнят) в стене прямо возле кроватей были открытые углубления типа пирамид для хранения оружия сохранившиеся, похоже, еще с довоенных времен. Сейчас это только в кошмарном сне можно себе представить. Или такой пример. Военнослужащий, получивший наказание в виде ареста, получал командировочное предписание и самостоятельно следовал в Безречную на гауптвахту, поскольку в Мирной ее просто не было. Применительно к современной Российской Армии это - анекдот. В -четвертых, мне кажется, что в то время содержательная сторона воинской службы явно превалировала над формальной. Иными словами, все усилия, как солдат, так и офицеров, были направлены на успешное решение учебно-боевых задач, а не на «показуху», как это стало в Армии в дальнейшем. Мы, к счастью, не красили в зеленый цвет траву в ожидании «проверяющих», не разрисовывали краской хранилища для техники, колеса у ТЗМ и т.п. ( толи у нас командиры были другие, толи в «Консерватории» было что-то
по иному) Все это обеспечивало, на мой взгляд, присутствие в воинских коллективах нормальных как уставных, так и общечеловеческих взаимоотношений.
Естественно, что главной целью в работе личного состава полка была подготовка к проведению ракетных пусков на полигоне Ашулук (хотя в обиходе почему-то всеми упоминался Капустин Яр) Летом 1966г. стрельбы проводились по воздушным целям и выполнены были на оценку «хорошо». Подчеркиваю слово «по воздушным», потому, что уже в 1969-м отработка боевых задач осуществлялась по наземным целям на полигоне Телемба. Связано это было с обострением советско-китайских отношений и изменениями боевых задач, стоящих перед полком. Именно в 1969 г. на советско-китайской границе произошли вооружённые столкновения в районе острова Даманский (Дальний Восток) и Семипалатинска (Казахстан), когда погибли более 1 тыс. человек. К сожалению, я не имею права называться «ракетчиком», поскольку на полигоне мне побывать не удалось, а тем более увидеть, как ракета сходит с «пусковой». Думаю, найдутся люди, которые смогут интересно рассказать о реальных пусках.
Моя же служба была простой и понятной: ремонтировать все, что принесут в лабораторию. Место это было «теплым» как в прямом, так и переносном смыслах. Задачи нам ставил главный метролог части. Занимались в основном поверкой и незначительным ремонтом. Если поломка была серьезной, то везли блок или прибор в окружную мастерскую в Читу. Естественно, что делали мы это с превеликим удовольствием. Отправляли нас без офицера, поэтому появлялась возможность, как теперь говорят, «оттянуться по полной ». Помимо служебных задач, случались и не служебные: ремонт электробытовой техники командиров и начальников. Но поскольку техники этой в то время было не много, да и была она в общем-то примитивной, то справлялись и с этими задачами. Случалась и работа «для души». Так, например, я задался целью сделать электрогитару на базе акустической. «Колупался» с ней довольно долго. «Усик », я конечно, собрал и разместил его внутри гитары, а вот самостоятельно изготовить звукосниматель так и не получилось. Нужно было намотать катушку под каждую струну. Намотать то я их намотал и они «отзывались», но настроить звучание по нотам я так и не сумел. После установки антенны, гитара использовалась как радиоприемник.
Иногда возникали своего рода «экзотические» задачи. Так, летом 1966г. в регионе была объявлена угроза эпидемия чумы. Разносчиками её были тарбаганы, суслики и прочие грызуны, обитающие там, как всем известно, в несметном количестве. Соответственно всем служащим и проживающим в регионе были сде6ланы прививки, а на отлов больных грызунов, включая кошек и собак, снаряжены команды из числа военнослужащих, в том числе, и нашей части. К счастью как-то всё обошлось без последствий, хотя больных тарбаганов насобирали не мало.
Иногда, а чаще всего перед очередной демобилизацией, вблизи расположений дивизионов появлялись пастухи-буряты с выгодными предложениями. Они пытались уговорить кого-нибудь из «дембилей» жениться на их дочерях, дабы «освежить» кровь своего рода. Даже при соблюдении необходимых мер предосторожности среди малых народов нередко встречаются случаи «инцеста», т.е родового кровосмешения, что неизбежно ведет к увяданию рода. Поэтому смешанные по национальному признаку браки в среде бурят-кочевников были крайне желанным явлением. В качестве приданого предлагали как минимум «Волгу» и другие материальные блага. В мою бытность таких смельчаков не нашлось, но как свидетельствовали солдатские байки, случаи все-таки имели место.
Солдатский досуг, как и во все времена, был незатейливым. Спорт как-то особенно не культивировался. Хотя неплохая футбольная команда была. Иногда играли в волейбол, благо площадка была прямо напротив выхода из нашей казармы. Лично мне довелось в 1967г. выступать в команде полка на первенстве округа по стрельбе (карабин, пистолет). В процессе тренировок настрелялся до тошноты, но все равно выступил не очень удачно. А так, в обыденной жизни: шашки, шахматы, домино. Наиболее захватывающими были турниры по игре в «…вошку». Составлялись календарь, турнирная таблица, устанавливались призы победителям. Т.е. все на полном серьезе. Серые солдатские будни немного скрашивали нечастые праздники. Вспоминается новый 1966-й. Все готовились к нему как положено: в казарме устанавливали ёлку, «старики» ставили «бражку» в резервном ПАРМе, лепили пельмени, концентрировали в каптерке посылки, а мы – «салаги», натирая «Машкой» до блеска пол, мечтали о том времени когда наступит наша очередь лепить пельмени. А очередь эту нужно было ждать еще почти три года.
В масштабе полка праздничные мероприятия были не плохими. Поскольку в полку было «дамское подразделение», это значит, что была самодеятельность, значит было с кем потанцевать. Кстати говоря, присутствие офицеров с женами на этих мероприятиях было, по-моему, обязательным. А может быть они сами с удовольствием приходили. Трудно сказать. Во всяком случае, офицеры выпивали, закусывали, играли на бильярде, спорили за службу, а мы в это время отплясывали с их женами. Иными словами, обстановка была почти семейной. За что им всем большое солдатское спасибо.
Не могу ни сказать хотя бы несколько слов об офицерских женах. По-моему это особая категория людей. Конечно, они были разными, как и люди вообще. Кто-то не выдерживал испытаний, выпавших на их долю, уезжал раньше срока на Большую Землю. Ведь если в Управлении и в Мирной еще хоть какие-то условия были, то на дивизионах - мрак... И тем не менее, в подавляющем большинстве они стойко переносили все тяготы и лишения…, которых выпадало на их плечи не меньше, а зачастую и больше, чем на плечи их мужей. Пьянства в офицерской среде не было, во всяком случае, мне об этом не известно. Если и были единичные случаи, то связаны они были именно с неурядицами в семейной жизни.
Немного лирики. Думаю, что в памяти каждого из нас – кто служил в Забайкалье остались незабываемые картинки бесконечной цветущей весной степи, последовательно меняющей свои цвета от синих первоцветов и красных маков до желтых лилий

Из воспоминаний Юрия Ардиляна. Служил в 1968-1970 г.г. писарем продовольственной службы. Призывался с Украины. К месту службы: ЗРП на ст.Мирная прибыл 14 июня 1968г. Присягу принимал ночью 21 августа в связи с вводом в Чехословакию войск Варшавского договора. Жил в расположении хозвзвода, т.е там же где и ремрота. Из командиров и начальников помню:
- п/п-к Солдатов – к-р полка
- п/п-к Алехин – зам.ком-ра полка
- п/п-к Мацюк – зам. по тылу
- к-н Можаев - особист
¬- к-н Болдырев – нач.прод
- сверхсрочники:Корякин, Шаюк, Филиппов.
В 1969г. полк успешно выполнил стрельбы на полигоне Телемба. В связи с событиями на Даманском, пуски выполнялись по наземным целям. Служба особо не тяготила, поскольку должность была соответствующая. Перед демобилизацией в течение двух месяцев пришлось даже поработать заведующим продскладом. Благодаря п/п-ку Алехину во время службы удалось побывать в Монголии. Границы с ней тогда практически не было и наши офицеры ездили туда охотиться на королевскую утку. За хлебом ездили в Борзю через Безреченский аэродром. Там солдаты - молдаване из подразделений аэродромного обслуживания заскакивали на ходу в машину за хлебом. Голодные очень они там почему- то были. Перед демобилизацией был направлен на курсы заместителей командиров батарей по политчасти близ г Шелехов Иркутской области. Да, еще в 1969 пошел в 11 класс повторить свои знания в Мирнинскую вечернюю школу. К счастью, с увольнительными у меня проблем не было никогда. В 1970 перед «дембилем» закончил школу и получил аттестат. К сожалению выпускного бала не было, но общая фотография класса есть - почти все солдаты – «срочники» и несколько девушек. Через два года демобилизовался, поскольку мой призыв служил уже два года.

Из воспоминаний ряд. Чарыевой Октябрины, телефонистки 1250-го гв. ЗРП (1963-1965г.г.)
В Вооруженные Силы СССР я попала в добровольно-принудительном порядке. В феврале 1963-го года совершенно неожиданно в стране начался призыв девушек в Армию. В конце месяца меня и мою односельчанку Нину Самохвалову вызвали в сельсовет, где присутствовал Военком района, и предложили послужить Родине в Вооруженных Силах. Почему только двоих? Дело в том, что призывать женщин из сельской местности было запрещено, поскольку там и так рабочих рук не хватало. Но набрать в городе необходимое количество, вероятно не могли. Тогда нашли компромиссное решение - от каждого села по два человека. Поскольку военком с моим отцом были приятелями, то он «разукрасив» перспективы моей будущей военной службы сумел уговорить и папу, и меня принять положительное решение. Оно было продиктовано прежде всего тем, что «вырваться» из сельской местности молодой девушке, в то время, было очень не просто. А тут представлялся вполне реальный шанс. Посмеявшись и особенно не принимая ситуацию всерьез, мы дали свое согласие. А уже через два дня, т.е. 3-го марта, нам пришли «повестки». В связи с этим в селе поднялся нешуточный переполох: раз уж девчат забирают в Армию, значит быть войне, судачили бабульки. Вот так я оказалась на военной службе.
Прибыло нас в полк в первом наборе 16 девушек, четверо уже приехали до нас. Распределили прибывших по различными должностям: радистки, телефонистки, телеграфистки, планшетистки, работники столовой. Я служила телефонисткой на ЦТС (позывной «Степняк – 1»). Командиром полка был п-к Захаров, начПО – п/п-к Круть, нач.штаба м-р Амбросов, нач. тыла м-р Копылов. Жили мы в общежитии в расположении 5-го подразделения (технический дивизион). Условия жизни были довольно суровыми: вода привозная, отопление печное, питание крайне однообразное. На территории части был единственный магазинчик с довольно скудным ассортиментом, в котором одновременно помещалось не более 5 человек.
В 1964 – м открыли «Солдатскую чайную» прямо в солдатской столовой. Продавали соки, компот, печёное, колбаску, сосиски. Солдаты налетали как вороньё после обеда. Там же была офицерская столовая , где я тоже успела поработать во время сдачи экзаменов в ШРМ .
При части было подсобное хозяйство, в котором держали свиней. Потом завели и корову, но доить её, как оказалось, ни кто не умел. Начальник тыла, выяснив, что я из сельской местности, уговорил меня взять на себя эту заботу. Пришлось ходить по утрам и вечерам на дойку.
Контингент наш не был устойчивым: кто-то уже к концу года вышел замуж, кто-то родил ребенка, поэтому в 1964-м из Бурятии прибыло пополнение в количестве еще 20-ти девушек. Жизнь даже в самых суровых условиях не перестает быть жизнью во всех её проявлениях, поэтому за эти два года пришлось испытать и горести, и радости: дружили, влюблялись, бегали на танцы, участвовали в смотрах художественной самодеятельности, готовили праздничные мероприятия. Эти два года службы научили многому, а со многими из приобретенных в то время друзей я и сейчас поддерживаю тесную связь

Из воспоминаний Сергея Киселева 1971-1973г.г.
Служил в в/ч 75528 срочную службу с мая 1971 по май 1973 фельдшером в санчасти. Однако размещался в казарме технического дивизиона и там же стоял на довольствии. Вызвано это было тем, что на «потоке» т.е. на заправке должен был всегда присутствовать медработник. Из командиров и начальников помню:
- п/п-к Лаврентьев – к-р полка
- Фокин – нач. штаба полка
- п/п-к Борисов – к-р техдивизиона
- м-р Добрынин – нач.штаба техдивизиона
- Новиков Е.И. – на.мед.службы (70-72г.г. был во Вьетнаме)
- Руснак - ст. врач
- старшина Бандалет
В структуре полка в то время было 6 или 7 ЗРД. Два из них на боевом дежурстве, один – на поддежуривании. Задачи – традиционные. Летом 1972г. был на стрельбах с одним из дивизионов на Телембе. Отстрелялись на «отлично», поразив цель первой же ракетой

Расширение боевых возможностей полка.

РС С - 125
В 50-60-х годах прошлого столетия первые, созданные в СССР зенитные ракетные системы С-25, С-75 успешно решали основную задачу, поставленную при их создании - обеспечить поражение высокоскоростных высотных целей, недоступных для ствольной зенитной артиллерии и сложных для осуществления перехвата истребительной авиацией. Минимальная высота зон поражения комплексов С-25 и С-75 составляла 3-5 км, что соответствовало тактико-техническим требованиям, сформированным в начале пятидесятых годов. Результаты анализа возможного хода предстоящих военных операций указывали на то, что по мере насыщения обороны этими зенитными ракетными комплексами ударная авиация вероятного противника может перейти к действиям на малых высотах.
Все это привело к пониманию необходимости создания специализированного средства борьбы с маловысотными воздушными целями. Первым таким комплексом стал американский ЗРК «Хок» («Рейтеон», серийное производство началось в 1959 г.) Он обеспечивал возможность уничтожения воздушных целей с высот около 30 м.
Нашим ответом на это, стало создание в конце 50-х ЗРС С-125 предназначавшейся для поражения самолетов стратегической, тактической и морской авиации, а также крылатых ракет воздушного базирования, действующих на малых и средних высотах в пассивных и активных помехах днем и ночью. Она могла вести борьбу с воздушными целями как совместно с другими зенитными средствами в составе системы ПВО по данным целеуказания, поступающим с вышестоящего командного пункта, так и автономно.
Первые зенитные ракетные полки, оснащенные С-125, были развернуты в 1961 г. в Московском округе ПВО. Одновременно зенитные ракетные и технические дивизионы С-125 совместно с ЗРС С-75, а позднее и С-200, были введены в состав бригад ПВО смешанного состава (например, наша 469-я зрбр) В 1972г. в состав 1250-го ЗРП было передано из Иркутска 2 зрдн и тдн ЗРС С-125, что заметно повысило боевые возможности полка. Оснащены этой ЗРС были 6-й и 7-й дивизионы.
Боевое «крещение»
Наверх
15.05.13 : 15:52
sibiriak


ID пользователя #4949
Зарегистрирован: 12.10.11 : 14:27

Сообщений: 94
ПООЩРЕНИЙ: 7
Поощрить | Наказать
ЗРК С-125 прошел в 1970 году на Синайском полуострове
При широком использовании тактики «засад» первый F-4Е был сбит 30 июня, второй – спустя пять дней, четыре «Фантома» - 18 июля и еще три израильских самолета – 3 августа 1970 г. При этом было повреждено еще три самолета израильских ВВС. По израильским данным еще 6 самолетов было сбито арабскими ЗРК С-125 в ходе октябрьской войны 1973 года. Комплексы С-125 использовались армией Ирака в ирано-иракской войне 1980-1988 гг., а в 1991 г. – при отражении ударов авиации многонациональных сил; в Сирии – против израильтян в ходе ливанского кризиса 1982 г.; в Ливии – для стрельбы по самолетам США в заливе Сидра (1986 г.); в Югославии – против самолетов НАТО в 1999 г. По данным югославских военных, именно комплексом С-125 27.03.1999 г. был сбит F-117А.(самолет-невидимка)
Доказавший свою надежность и эффективность, ЗРК С-125 до настоящего времени находится на вооружении армий многих стран мира. По оценкам специалистов и аналитиков около 530 ЗРК С-125 «Нева» различных модификаций под условным наименованием «Печора» были поставлены в 35 стран и использовались в ряде вооруженных конфликтов и локальных войн. Следует отметить, что среди офицеров полка было немало тех, кому в разное время, довелось стать участниками этих войн и конфликтов.

Зенитно-ракетный комплекс С-200
Перевозимая зенитная ракетная система большой дальности С-200 (шифр «Ангара») была разработана в начале 1960-х годов и принята на вооружение войск противовоздушной обороны страны в 1967 г. Зенитная ракетная система С-200 предназначена для обороны важнейших административных, промышленных и военных объектов от ударов всех типов средств воздушного нападения. Комплекс С-200В разрабатывался для отражения массированных налетов стратегической авиации с применением специальных ядерных БЧ. Стартовая батарея дивизиона имеет шесть пусковых установок. На них осуществляется хранение, предстартовая подготовка и старт зенитных ракет. ТЗМ были на базе КРАЗ – 260. С-200 всепогодная система и может эксплуатироваться в различных климатических условиях. В последующем были модернизации этой зенитной ракетной системы: 1970 г. — С-200В (шифр «Вега») и 1975 г. — С-200Д (шифр «Дубна»). В ходе модернизаций были значительно увеличены дальность стрельбы ( с 150 км до 300 км) и высота поражения (с 20 до 41 км)
Зенитный ракетный комплекс С-200 принимал участие в локальных военных конфликтах и отдельных боевых столкновениях - например, по некоторым данным ракетой ЗРК С-200ВЭ сирийские военные сбили израильский самолет АВАКС E-2C "Hawkeye", а также ливийские комплексы С-200 принимали участие в отражении налета американских бомбардировщиков FB-111 и, возможно, сбили один бомбардировщик.
В октябре 2001 года во время учений, проводившимися ПВО Украины, над Черным морем ракетой, выпущенной с комплекса С-200, был сбит российский пассажирский самолет Ту-154, следовавший из Тель-Авива в Новосибирск.


В развитие вышеизложенного
Белгвардеец. гора Цаган Ундур (Белая гора), поскольку часть гвардейская, мы гвардейцы с Белой горы или просто "белогвардейцы", третий зрдн С-75,а С-125 , для усиления южных границ перебросили из Иркутска сюда, в Мирную если память не изменяет в 1972 году.

volkvch. Волкович Г.К. В 1250зрп с августа 1978 по сентябрь 1984. С осени 1983г представлялся как гв.ст.л-т сверхсрочной службы, т.к. по закону должен был замениться в 1983г (5лет и замена), но сменщик не приехал Служил на 6-м зрдн (месяц), на 3-м - 3года, на АКП -3года. Благодаря воспоминаниям сослуживцев многое представилось очень зримо.

truten. Служил в полку 78-80. В 79-м, во время пожара в Безречке, два «града» до нас долетели. И бахнулись один на плацу (бетон не пострадал),другой встрял в землю , в аккурат напротив входа на плац со стороны главной дороги .(Поразительная кучность.! )

солдат 8 Службу проходил 80-82г. После карантина учили нас в санчасти на санинструкторов, а потом по дивизионам. Служил в 8 техдивизионе. Недалеко был и 9-й. Это 125 комплекс, а мы обслуживали 75-й . Жили в одной казарме ,8-й справа 90-120 чел. 9-й слева 25-30чел. Кроме того с нами размещалась особо секретная часть, мы их называли"спецы", у них было 15 офицеров и прапорщиков и столько же солдат-водителей Командовал ими полковник ветеран Вьетнама кажется по фамилии Богданов. У спецов была особо охраняемая территория, спецпропуска. Их территория как и наша хорошо просматривалась с 3 зрдн. Ведь они были над нами на высоте. Иногда в низкой облачности их и невидно было. Был я раз во время учений на 3 зрдн, нелегко там ребятам было. Наш дивизион находился в 7 км от Мирной. Если по грунтовке напрямую до Безречной 3 км. Мы дислоцировались на большом плоскогорье, Безречная внизу и просматривалась вся долина, аэродром в хорошую погоду просматривался хребет Кукульбей с растущими на нем соснами.

полковник Я служил 81-83 на 5 дивизионе около Долгокычи. Как видно по карте - рядом 47 РД. У нас была точка 7-3. Ребята с точки светили своим пржектором нам на семёрку. Было видно как днём. Около Безречной был 4 дивизион - полковая «учебка», нас там учили цели сопровождать. Нумерацию дивизионов поменяли наверное когда сделали бригаду. Жутко, что всё развалили.

dreher2010 Написанное GOToм заставило меня налить и помянуть нашу в/ч75528. Я служил в 82-84гг. в ремроте полка. Командир к-н Шипунов. Многое вспомнилось: и хорошее, и плохое. Хорошего больше. Ребята! Смог зимой над Мирной - это что-то! А морозы:-52 -54 в январе 84-го! Да ,отзвенели песни нашего полка...

Инструктор. Я служил в 82-84г. в Мирной в полчке, как мы его называли, по службе ездил по всем дивизионам, На втором дивизионе был плакат в казарме "воин, помни, подлетное время врага - 2 минуты!!!
Нумерация дивизионов была следующей:1,2,3,4,5 – С-75 ; 6,7 - С-125; 8,9 – тдн.
Что касается гарнизона, в наше время уже было все с точностью до наоборот. Все, кто за "железкой" (танкисты, артполк, хитрачи и т.д.) составляли мирнинский гарнизон, а мы, т.е., Зенитка, были для них как марсиане, которые изредка появлялись неизвестно зачем и никакую гарнизонную службу не несли. Режимная часть. В караулы ходили только на нашей территории.
Офицерский состав жил примерно поровну в ДОСах за железкой (начальство в основном), а те, кто попроще, в деревне нашей в деревянных бараках за забором. Общался как то с ребятами в Мирной на территории их частей, так на меня действительно смотрели как на пришельца из иных миров.
Учения Восток-84. Одеяла на окна вешали в качестве светомаскировки, обучали нас тогда выживанию в условиях атомной бомбардировки, в столовку ходили в противогазах. А в самый атас меня посадили в АТС-ку (помнишь наверное гусеничный тягач) и отправили в ДОСы офицеров оповещать о полной жопе, постигшей наш полк.
Бытовые условия офицеров в начале 80-х были немногим лучше. Мы собирали вязанки хвороста для офицерских семей, даже не знаю, где находили эти деревяшки, но горячей воды из крана как блага цивилизации в принципе не знали, даже в основном гарнизоне в ДОСах, не говоря о Зенитке.
У нас, кстати, увольнительных, как таковых, тоже не было. Куда ходить то? В комендатуру что ли?
Если у кого и были какие дела в гарнизоне (а таких были единицы), тем давали какие то бумажки типа командировочных, чтобы от патруля гарнизонного отмазываться. У меня тоже такая была, но один раз не уберегла, и загремел на губу на недельку в свой день рождения 8 ноября 1983 года. О чем сегодня и вспоминаю с улыбкой
О "гвардиях" (знаках). У нас особым шиком считалось иметь "старую" - похоже, еще с военных времен, она более круглая и с меньшим количеством эмали. Новые были какие то овальные что ли... И еще в Чите патрули бесчинствовали, изымали у парней нагрудные знаки, после чего у нас в строевой части желающим стали вписывать в военник "выдан нагрудный знак Гвардия", хотя это было и не положено. Но от патрулей спасало
Летом то ли 83-го, то ли 84-го, точно не помню, начПО Бондарь раздобыл пластинку с песней про ракетчиков. И началось... Переписывание слов, массовые репетиции у штабного репродуктора и т.д. В конце концов худо-бедно выучили и стала эта песня полковой строевой, пели по особым случаям. Помню некоторые слова:
Мы как летчики, как летчики крылаты,
Только не летаем в облаках,
Мы ракетчики, ракетчики солдаты,
Мы стоим у неба на часах.

Тверже шаг! Слушай враг!
Страшись ответа грозного!
Нам по велению страны ключи от неба вручены,
Ключи от неба звездного!
Х/ф "Ключи от неба". 1964 год

На утренних разводах ставили пластинку с песней, уже не помню какой.
Потом проявили креатив и поставили в строй двух барабанщиков, один обычный, чуть больше пионерского, а второй огромный оркестровый, который вертикально держат. Надо ли говорить о том, что новоявленные барабанщики видели это все в первый раз. Но колотили с усердием, громко получалось.
А мы своим "неформальным" подразделением (сборная команда) ради прикола иногда ходили строем в столовку и пели в качестве строевой "Слепили бабу на морозе, руки ноги голова, она стоит в нелепой позе не жива и не мертва" и т.д.
Кстати, по службе получилось, что был на всех зрдн без исключения. По разным поводам. Первый особенно памятен - еще был молодым, и доверили мне пронести знамя части при заступлении на БД. Это был полный "пиз#@ц". Мороз под 50, ехали в уазике таблетке с караулом, приехали... и вот надо было обязательно знамя части пронести перед пусковыми! Может, фотали тогда или че... в общем, ни разу после этого Знамя части из полка не вывозили на моей памяти.
Что касается летописи части, в 83-м ездил сдавать секретный архив части в Читу. Было 6 мешков документации с 1942 года, со дня основания части. Возили в отдельном купе, с оружием, как положено.
А потом в течение недели мы с прапорщиком, начальником секретки, восстанавливали эти дела - подклеивали, подмазывали... в общем, реставрировали. Вот там была история. И есть, я надеюсь, но, правда, под грифами.
Игорь 1967. С 1988 года полк стал бригадой (469 гв. зрбр) Плюс три дивизиона, два 200-х и один ТДН. Нумерация дивизионов изменилась. 1 и 2 стали 200-е.
Жолдошбек Сулайманов Я служил в этой богом забытой части с 1989-91, был старшиной К-9, с мая 1990 по декабрь 1991 года( Сулейман). Время было интересное, зимой минус 54, а летом лепота, грибы и ягоды радиоактивные, да зеки беглые. Осень в Хара - Бырке незабываемая, золотом покрытая сказочная Даурия! Сам диву даюсь, как это выдержал два года в части о которой сам Бог наверное забыл упомянуть в Книге Деяний!
Интересное было время! до сих пор иногда снится мне казарма, каптерка, ребята с кем служил. Вроде, четверть века почти прошло, а сны снятся. Может стареем?! Совсем недавно думал, что когда - нибудь обязательно съезжу в Хара -Бырку, но, после выложенных фото, не хочу, передумал. А душа болит по части нашей, ой как болит, по живому словно нож запустили, глядя на фото минувших дней, тоска поедает душу, как ржа! И за что и за кого мы служили?!

ish ЗРБ 469! Я служил в КП, и у нас были около 10 дивизионов вокруг - прикрывали как раз стратегов. К примеру, третий дивизион находился где-то на сопках, к нему связи не было, и точка наша как раз ретранслировала связь с КП на третий дивизион. Многое подзабыл уже. Циклоида - это 5Я63 - эх... Спать там клево было. Засыпал так, что работающие 20 вентиляторов казались лишь приятной музыкой! Условия для солдат были адские - хлеба хватало на неделю, неделю жили одними макаронами

Фантонеро Служил 1987-1989г в 469-той в ЗРД №6 (впоследствии №8) . Дивизион располагался на сопке рядом с полком. Командир п-пк Прокопчик . Офицеры: Танков , Колодочкин, Никишин .

О дождях
dreher 2010 Да, о проливных дождях. В сентябре 1983г. На полигоне тоже дождями сильно размыло дорогу. Почему-то ремонтировала ее наша часть. Выручила смекалка. Положили в промоину пеналы от С-125 и засыпали землей. Главное – поставили указатель «Мирнинский мост»

Инструктор. Наводнения и при нас случались. Лето 84-го выдалось дождливым, мостик через речку держали танками на тросах, чтобы не унесло. Вода перехлестывала через него поверху.

Про озеленение
truten. Кстати о деревьях. Не знаю откуда началась традиция 12-го подразделения (мастерские) ,но похоже весной 80-го она закончилась. По-весне и по-осени выбирали день ,набирали хавчика по полной раскладке и с комсомольским лозунгом «Дадим дуба к дембелю» ехали на родину Ченгизхана р.Онон ,это район 2-го дивизиона ,копать саженцы. Пытались ловить рыбу(не получалось), раков (получалось) ,варили борщ и кашу .В общем приличный пикничок. Разве что пива не хватало. Штук 50 деревьев сажали на свободной территории полка. Если 2 принималось – уже хорошо. Брали массой . Поэтому и полк стоял как оазис среди пустыни.

dreher 2010 По поводу зеленых насаждений. Ваш доблестный труд не пропал даром. Традиция осталась. А почему? Просто во время ветров эти деревья падали на землю корнями вверх. Может вы и не видели своего ландшафтного дизайна, но весной 82-го они, деревья, стояли как на месте взрыва. Одни валялись, другие стояли как пьяные т.е далеко не вертикально. Поминая наших предшественников -т.е вас- нехорошими словами, мы одни ровняли, другие выдергивали и сажали новые. .Честно сказать ,после нас была такая же картина - следующий карантин выправлял уже итоги наших трудов. Правда одна - ямы глубже надо было копать! А кому, если честно, охота?

Инструктор. Еще у нас в полку была так называемая "гостиница", куда селили приезжающих генералов и всяких там инспекторов. И вот кому то показалось, что деревья возле нее какие то не очень красивые. И отправили нас, троих воинов, на ЗИЛе, за саженцами. Ближе, чем за 100 км, конечно, не нашлось. Ехали в какую то тьмутаракань за Оловянную, в открытом кузове. Самое интересное, что за день до этого в этой машине возили цемент. Привезли пяток каких то дохленьких деревьев. Мы то отмылись с третьего раза в бане (волосы еще пару недель скрипели), а саженцы так и стояли покрытые благородной сединой.
Что касается деревьев, то плодово-ягодных на территории полка я что то не припомню, вряд ли они могли выжить в тех условиях. -45 на плацу 23 февраля - такое только люди могут вынести. Причем советские, без всякой иронии. Так что росли у нас одни тополя и какой- то кустарник непонятный. А цвет запомнился тополевый, если можно так назвать, когда летит пух везде и всюду и собирается в огромные сугробы
Справедливости ради надо сказать, что наши предшественники, конечно, много сделали для облагораживания территории. За забором ведь совсем голая степь была, если помнишь. Мы бегали на втором году службы на сопки почти до 3 дивизиона и обратно ради подержания физической формы (каждый день 10 км бега, вот это форма!), так бежишь как по барханам, так, травка кое где по щиколотку и все.

KOZAK. А кустарники - это боярышник вдоль дорожек, который жрали, как с голодного края и ломали ветки для веников по духанке, извечная проблема, чем подметать дорожки от столовой к штабу, к гостинице. Еще росла кое-где черемуха. В Оловянной росли ронетки желтые и красные, местные их по осени продавали на ведро для варенья, очень вкусные.

Год за два .Служил 1973-1974 годы. Ваши деревья были большие помню, как летом кукушки куковали и действительно как оазис а не часть



О закромах Родины
Инструктор. Сдается мне, что на наших складах много чего с 1943 года хранилось, например, знаменитые ПШ с воротничком-стойкой, о которых как то Dreher повествовал. И сухари в бумажных мешках, которые достали с НЗ летом-осенью 84-го, когда не было хлеба и столовая сломалась, тоже наверняка с тех времен. Они были как будто из стали, размочить было практически невозможно.

dreher 2010 .О нашей знаменитой форме. Касательно размеров, то они действительно вызывали недоумение - на кого она шилась? Размеры циклопические. Штаны ,если помните, застёгивались по подбородком и ещё мотня висела почти до пола. Но на этих штанах была отстрочена кокетка! Всё же шарм в этой форме был...Бывало ,что вместо воротничка подшивал обшлаг рукава. Зато пуговки красивые...
На мешках с этими гимнастерками было написано – «генеральское ПШ образца 1943 года».
Что удивительно -пошив этой формы. Даже на заднице кокетка была. И при этом огромные размеры и рост. Гульфик застегивался чуть ли не под подбородком. А гимнастёрка-до колен. Неоднократно вместо воротника подшивал рукав..

dreher 2010, PuH .Много чего древнего было. И сухари в мешках тройной закалки, но очень запомнилась новозеландская баранина 1943г. забоя. Туши баранины, зашитые в марлевые мешки с овальным штампом на боку. На штампе было Новая Зеландия и вес туши от 36 до 42 кг Повар тушку не рубил-бросал на бетонный пол. Потом собирал куски мяса стеклянного. Я думаю, это хранилось ещё со времён ленд-лиза. И за столько лет не разворовали. Удивительно, для нынешнего времени.

Инструктор. А что? Мне эти ПШ нравились, и даже очень. Они и у нас были. Мы их с осени одевали вместе с шинелками. Шерстёвенькие, зелёненькие, тепленькие, о маленьких пуговичках, с карманами на груди. Прелесть. Но штаны, типа галифе, без улыбки не вспомнишь – такой ширины !!!!! - ансамбль «Берёзка» со своим реквизитом отдыхает. Наверное , если выпрыгнуть в них из самолета, то на этих «боковых крыльях» можно спланировать с любой высоты без ущерба для здоровья . Никто особо не наезжал ,но как то выкручивались из этой «клоунады». Кто оставлял штаны от стандартного «хб», у кого руки нормально заточены, перешивал., но были и такие, что носили так как есть. Тоже ,так сказать, свой армейский форс. Так что вспоминаешь об этой одежонке с теплотой.
Еще вспомнилась байка, что во время войны выяснилось, что эти ПШ невозможно сбросить в горящем танке, было много жертв, и в связи с этим их законсервировали еще с тех времен. Вот нам они тогда и достались, в начале 80-х... кстати, кроме ПШ со складов консервации были извлечены мешки с сухарями, когда жрать было нечего, ни хлеба, ни горячей пищи. Судя по окаменелостям, тоже с 1943 г... вот мы их и погрызли по дембель той , в прямом и переносном смысле, и все зимние фотки в ней, родименькой.

dreher 2010 Да...По-моему только у нас была такая форма обр.1943г.А ещё выдавали одно время, вместо кокард, на шапки шикарные латунные звезды. В добротной эмали ,размером, наверное, как на будёновке. Весной на полигоне я ходил в такой. Представьте: телогрейка, ПШ, звезда на шапке –времен Отечественная войны. И рожа грязная. В Карымской работники станции дурели - сынок, ты откуда такой?

Руслан, PuH Интересными были шапки – ушанки. Это нововведение для особо холодного климата конца 80 годов. Обычная солдатская или офицерская шапка , только с очень длинными "ушами" под подбородком завязывалась внахлест. Шапка надо сказать популярностью не пользовалась...вид так сказать не совсем "эстетичный" с точки зрения солдат ...поэтому солдатами обычно обрезалась и переделывалась в шапку обычного "привычного" образца. Офицерам переделывать конечно было запрещено поэтому ходили так как положено . Не знаю выпускают ли подобные шапки сегодня. Но в любом случае шапка теплая и удобная особенно на постах да в стужу вещь незаменимая
.У нас в части у дембелей, приближенных к штабу, почему то считалось особым шиком уйти на дембель именно в голубых погонах (лавры 22 полка ИА не давали покоя видимо) и, конечно, в звании старшины.

Последний выход. Русской «трёхлинейки» посвящается.
truten. Простое прикосновение к предмету. Просто ,казалось бы, к куску железа. А оказывается –это прикосновение к ИСТОРИИ. И что родится в душе, какие чувства возникнут от этого прикосновения , одному Богу известно.
Иногда в полку проводились соревнования. Особенно летом. И если спортивные –это как-то стандартно., то с оружием более интересно. У меня водительские права до сих пор носятся в «корочках» военного билета. Наградили ими за разборку - сборку СКС с завязанными глазами на скорость. Так вот ,на фотке соревнование по стрельбе между всеми подразделениями полка и дивизионами. Не знаю, кому пришло в голову, что оружие должно быть нейтральным. Вот тогда и нашлись на складе «трёхлинеики». Офицерам - ТТ. Наше РТР, как служба особоприближенная к службе вооружения, отвечала за тех.обеспечение ( набивали обоймы для пистолетов, выдавали патроны и показывали как заряжать винтовки, хотя и сами вживую видели их впервые).Стрельба была ещё та. Патроны ,после наших СКС, как маленькие снаряды, да еще и трассеры. Отдача от выстрела- мама не горюй. А если приклад неплотно прижмёшь к плечу ,так вообще норовит выбить ключицу. Бруствер за мишенями в малиновом огне догорающих трассеров, а если рикошет от земли , так вообще полёт звёзд куда то в степь (в конце концов- подожгли). Красотень!!! Правда уже не помню какой дивизион был первый и какой был приз.
Отстрелялись. Остались одни (РТР), человек 5-6 ,включая прапора со склада вооружения. Он так с тоскою смотрел на едва начатую цинку с патронами (их же нужно пересчитывать) : «Мужики ,расстреляйте ХОТЯ бы половину» Во пошла веселуха. Вместо мишеней нашли штук двадцать электроизоляторов. Начали с пистолетов. Изоляторы разлетались весьма эффектными осколками. Справились быстро. Как только не выпендривались. Перешли к винтовочным. М-да-а. Прикол обнаружился где то на выстреле двадцатом. Представьте себе ,что вас лупят в плечо, если не кувалдой, то молотком точно. Начинал капать дождик (слава богу потушил степь ,а то разгорелась не на шутку). Мы перебрались в «пистолетный павильон» . А зря. К ударам прибавился грохот относительно замкнутого пространства. Стреляли пока не надоело ,но с задачей справились. Правда потом два дня в ушах звон стоял и неделю с напрягом руку мог поднять. Поневоле начнёшь уважать солдатиков с винтовкой против автомата. И прошли они с ней родимой от Сталинграда до Берлина.
Дня через три прапор забрал меня почистить и упаковать наши винтовочки. «Не очень их и вылизывай. Вот будем переходить на АКМ и их спишу на переплавку». Получается всё, вот и конец пути, родименьких
Сижу возле склада ,чищу ,а настроение как будто покойника обмываю в последний путь. Одна вообще меня поразила. Слегка потёртый приклад и дата выпуска .1943 !. Эта уж точно была ветераном ВОВ. А как укладывали в ящики ,так в голове всё крутилось банальное «Спи спокойно ,дорогой товарищ». С грохотом закрылись двери склада. Впрямь как склеп какой то. На душе, хоть и маленькие, но кошки. Прапорщик повесил печать и ушел. А я стоял и тупо смотрел на железную дверь. Потом просто отдал честь- последнее «Прости» винтовкам-воинам. Они этого заслужили.
P.S. Когда начал собирать тряпки оказалось что забыл один шомпол воткнуть на место. Забрал в лабораторию ,потом отдам. А недели через две мой начальник по лаборатории капитан Ягудин сломал свою любимую отвёртку. Огорчился очень. Так я ему из этого шомпола сделал две отвёртки, на долгую память ( он как раз переводился из полка). По его словам, лучшей стали для этих целей не бывает. Хочется верить , что и трёхлинейки вертятся в каком то комбайне в виде шестерёнок и валиков. Если так – то нечего горевать, это нормально, жизнь продолжается.

О стрельбе
Инструктор. И еще о стрельбе. Стоял в нашей ротной оружейке ДШК. Всю оружейку занимал, не обойти, не перелезть, вечная проблема была при тревогах, до автоматов не доберешься в шкафах. В общем, стоял он себе и стоял, полтора года при мне, и еще лет 10 до меня... и вот пришла кому то в голову светлая мысль попробовать, как он стреляет, и стреляет ли вообще. Притащили на стометровое стрельбище автоматно-пистолетное. Короткой, но меткой очередью сожгли все, что там было и опять забыли про него от греха подальше.

dreher 2010 По поводу ДШК – подтверждаю - был такой у нас агрегат. Но ведь сильнейшая машина! Один ход затвора чего стоил! А в действии я его видел и стрелял на сборах дивизии именно у нас на стрельбище, тогда из Читы и Улан-Удэ привозили пулемётчиков. А весной 84-го на полигон ездили с оружием, так на платформе их установили штук пять. Шелковой говорил, что по правилам военного искусства так и должен выглядеть военный эшелон. Но тягать их было..!

truten,kozak В ноябре 80-го сдали карабины СКС и получили автоматы АКМ, в 90-м заменили их на АК-74.

О тяготах и лишениях военной службы
Инструктор. Перед моим дембелем, в конце лета 84 года по команде тогдашнего зам.командира Тарасова были демонтированы системы отопления в казармах и водо-пароснабжения в столовой, с целью ремонта. Одного не учли - гражданские "ремонтеры" имели свойство уходить в длительный запой. В результате осень мы встретили с размороженной системой, температурой -10 в казармах, полевой кухней на все управление полка и страшной эпидемией гепатита. Как ни странно, гепатит скосил практически всех дембелей, несмотря на то, что у нас были индивидуальные комплекты посуды (ходили на пайки со своими тарелками и ложками). Так вот, я пошел на дембель в гордом одиночестве, как то пронесло. Честно говоря, до сих пор во мне какое то чувство внутреннего протеста от того, что никто тогда не сел за эту диверсию..

KOZAK. А свиней у РТВ шников съели мы по-чесному весь выводок, очень кушать хотелось. А когда начпо приехал с проверкой, говорит вы только пожалуйста собак не ешьте. Но и здесь у братьев по оружию ( батальона РТВ ) обломилось они выкармливали хорошего кобелька к 100 дневке , но и он ушел по тихому ...

Инструктор. У нас когда голодуха настала (хлебы не было и столовка не работала), в ход пошли рогатки. Голубей стреляли и с картошечкой их готовили за продскладом. Мясо нежнейшее! Розовое. Много чего повидал и попробовал в разных заграницах, но таких деликатесов не припомню

солдат 8 8 – 9 д-ны Питались в одной столовой, как и чем это отдельная тема (с ноября 81 по май 82 пока не прибыл повар из учебки, я готовил, варил, жарил- ежедневно, бессменно для всего вышеперечисленного состава, было бы из чего ,"спасибо"Шаюку",когда кладешь в котел для" первого "барана 12-14кг на 100-130 чел. ежедневно (была и верблюжатина, одногорбые там водились, от верблюдов только передние части, куда он задние девал?). Для второго были только субпродукты;2_й кат. Большое спасибо старшине-сверхсрочнику Гере Геворкяну ,как он выкручивался ,чтобы накормить хотя бы хлебом и кашей весь л\с, доставая хлеб из Хадабулака, Шерловой и почти белый из Калангуя(большой праздник).

sibiriak. Что касается верблюжьих и бизоньих "передков", то я тоже этим вопросом ( а где же "задки"?) задавался в 1980-м году, находясь за тысячи километров от Мирной. Как выяснилось, мясо это поставлялось из Австралии и в соответствии с контрактом только "передки". На "задки" в стране не хватало денег.

gvardii_ryadovoy На сопку (3зрдн) подымались все полноприводные автомобили и зимой и летом. Если случалось, замело дорогу снегом, мы спешили расчистить. Эта дорога жизни для дивизиона. Если нет дороги - нет воды и жратвы. Хотя бывали дни, когда хлеб под сопку подвозили, а дальше мы на себе тащили. Хуже всего когда летом воду не привезли. В жару на сопке без воды полный… Всегда чего то не хватало. Курево, хлеб и воду давала нам дорога, поэтому всегда боец следил за ней и оповещал дивизион о приближении транспорта. Это были приятные минуты для нас.

truten. Заметки на полях Особенно жрать хочется в первые полгода. Потом то ли организм адаптируется ,то ли ещё чего.
Но бог в награду или чёрт в искушение преподносит подарки. Иначе, чем обьяснить, что возвращаясь в полк, в двух километрах от «Юбилейки» мы увидели поросёнка .Степь, вечер, мишень «бегущий кабан», правда маленькая. . Классика жанра !!! Пулять было нечем ,так что использовали ноги. Гоняли минут тридцать, тоже мне охотники,- ,шустрый попался.. Поросёнок уже готов был умереть естественной смертью от разрыва сердца ,когда азербайджанец Фазиль Баба-Оглы уцепил его за ногу ,и с воплем : «Смерть неверным» ,пырнул ножом. Прогнулся перед своим аллахом ,а нам достался труп животины. Осмолить и выпотрошить было дело техники. Не помню ,что нам помешало по приезду в полк, приготовить отбивную на рёбрышке ,но мясо порося быпо засолено в ящике аж на неделю.
Сидим в ПАРМе . Пьём спирт с медицинских стаканчиков (удобная посудина для спирта- один мах, и в желудке) ,закусываем солонинкой. Спрашиваю : «Фазиль, Вот ты носишь на шее Коран (была у него раскладуха ,вложенная в крашенную коробушку на цепочке) ,а спирт глушишь под поросятину. Грех для тебя ,как ни крути». И тут он выдаёт: «Всевышний добрый – он прощает». Философ. И главное как объединил.- не русский «Господь», не мусульманский «Аллах» ,и прочее прочее ,а един для всех - «Всевышний». Сплошная религиозная толерантность .Следующий тост был за дружбу народов СССР.

volkvch. При приеме должности в октябре 81-го оказалось на л\с КП 3 подушки, всего несколько простыней, 1 комплект нательного белья.... Уж не говорю про парадки и т.д. Еду носили с батальона ртв за 1,5 - 2км во флягах. По дороге присядут в воронке какой-нибудь, выловят прямо руками из фляг что пожирнее, а остальное для кп-шников. Все знал, но этого мало чтобы изменить. Поэтому в 82-м вместо дизельной пристроили к капониру КП столовую, получше стало всем: и дежурной смене, и л/с КП. Так же с одеждой (обмундированием) и спальными принадлежностями - меняли на конвертируемую валюту где можно: у прапорщиков-пехотинцев, у сержантов на гвардию... Хорунжий, командир 7-го, от щедрот своих сам помогал чем мог. Через год только ситуация улучшилась. Потом даже Сапенюк с удовольствие ездил на КП и обедал там.
Спасибо форумчанам за добрые слова в адрес ЖЕН офицеров - основная масса женщин заслуживает только слов признательности за их подвижничество, их труд был порою посложнее чем тех, кто служил. Для примера: в Мирной врачом женской консультации работал врач, по образованию офтальмолог, это не шутка.

PuH Ты говоришь, ехал в машине, в которой возили цемент. Это все цветочки. Как вам такой прикол. Если кто знавал командира третьего дивизиона Пукалова то не даст соврать о таких как он говорят хозяйственник. Понадобился нашему командиру цемент для продолжения строительства казармы. Где взять? Ответ прост. Нужно его спереть. Пукалов узнал, что на станции после разгрузки вагона цементовоза часть цемента просыпалась. Как это выглядит. Машина заезжает в яму под вагон, открывают клапан, цемент сыпется в кузов машины, но не все попало в кузов. И вот то, что мимо это наше. В яме под железной дорогой цемента накопилось по колено. Я был ушаном естественно работа по погрузке цемента для меня и для таких как я. Мы поехали ночью на станцию добывать цемент. Застелили ЗИЛ-157 брезентом, чтобы цемент довезти до дивизиона, взяли лопаты только две совковые остальные штыковые. Штыковые - саперные лопаты с длинным держаком. Наш ЗИЛ заехал задом в яму с цементом таким образом, чтобы колеса едва касались цементного озера. Мы вооружились шанцевым инструментом и приступили к погрузке цемента. Стояли по колено в цементе и бросали его за борт ЗИЛа на высоту более двух метров. Каждый бросок добавлял в кузов стакан цемента и на голову нам два стакана. Ноздри, уши, глаза в цементе. Грузили долго, потели. Цемент смешивается с потом и получается пластилин, который не смыть, а только скоблить. Погрузили и поехали на сопку разгружать. Естественно на разгрузку чистых бойцов не привлекали. Когда все закончилось, побрели в казарму приводить себя в порядок. В казарме воды не оказалось только несколько кружек сладкого чая. Отрываем подшивку мочим в сладком чае и вытираем свои рожи. Материться сил не было. Утром на построение нужно быть в порядке. Ведь мы гвардейцы. Мой знак «ГВАРДИЯ» привинчен к морде компьютера. Этот знак свидетель всего, что было с нами в армии.
Баня третьего дивизиона. Мыться в той бане было весело, пара было много потому как на полу льдина. Забежал в баню по льду намылил что успел, опрокинул тазик на себя вот и попарился. На второй год этот дефект исправили.
Кстати крыши у бани тоже не было

dreher 2010 Еще к вопросу о цементе. Актуально. Тоже приходилось карачиться с лопатой под вагоном-хоппером. И тоже не было воды Со дна бочки ржавчиной хари кое- как утёрли. Летом было дело. Вопрос в другом-что строили? Конечно ,строили и боксы, и площадки и склады. Но мне ,простите ,вспоминается наш полковой нужник. Это ведь действительно было циклопическое сооружение. Куда там ДОТу! Я уверен, что и сейчас на месте нашего полка стоят его величественные стены. Или руины Как храмы древних майя... Зимой 83 восстанавливали технику. Много. Пахали день и ночь. Сроки поджимали. А материала нет. Не поверишь-на МРМ ездили воровать металл в Безречку в каком-то СМУ, а ротный стоял на атасе. Задачу выполнили. Реальная жизнь и плановая учеба стояли в разных плоскостях .Вспомни-вода привозная, водовозка сломалась, отопление сделали-разморозили, дрова пили и т.д и т.п.У служивых семейные скандалы из-за всего этого. И так было везде. А людям нужны человеческие условия. Я иногда вспоминаю казарму зимой на подъеме. Наледь на стене в полметра ,матрас вместо одеяла.
Да ещё интересная деталь карантина весны 82-го.Вокруг нашей казармы (12 и13 подр)ребята день и ночь ,в любую погоду рыли окоп в полный профиль. Была такая школа-трудотерапия! Потом в яму эту мусор выкидывали...

sibiriak. Еще была проблема - кочующие солончаковые болота, представляющие серьезную опасность. Появлялись они в совершенно неожиданных местах: вчера еще не было, а сегодня вдруг появлялось на дороге. В одной из частей гарнизона 157-й ушел в него "с концами" (к счастью, бойцы успели выскочить).

кубанец. Да дороги были опасны если не знал их. Например, дорога на 5 дивизион. Улан-Цацык проезжаешь дорога вела вдоль сопок по правой стороне, слева равнина шла накатаными дорогами и просматривалась она далеко. Вот эту равнину и называли дорогой смерти. У каждого бурята своя дорога на лошадке он везде проедет, а машиной нет. Вот и 5 дивизион казался рядом если смотреть через эту равнину, а приходилось объезжать. Вспомним дорогу на 1 дивизион, после Дацана ездили вдоль телефонных столбов чтоб не заблудиться.


О стрельбах
dreher 2010 Хочу немного вспомнить Телембу лета 83-го года. Не буду описывать как собирались и как доехали-сами знаете-дурдом высшей степени ! Но интересно было! Так вот ,цыганским табором-по количеству прицепов и кабин-приехали на место. Развернули лагерь. И пошла работа на позициях! Мне довелось пешком до лагеря идти -это было ,не соврать ,километров 15, Ни одной машины не наблюдалось. А шёл за прокладкой для дизеля .Королёв послал .Вода во фляге кончилась. Иду, а пить -то хочется! Незадолго до этих событий там прошёл дождь. И остались лужи на дороге. И головастики в них начинали плодится,, ,Пил из них через майку-точно по присяге-преодолевал все тяготы и невзгоды воинской службы! Но далее,, Не помню точно число-но это были последние дни августа-были пуски. Утром всех строят. Выходит Сапенюк и ставит задачу .Мол ,надо ребят с радиостанциями развести на посты наружного наблюдения и при появлении самолетов передать их курс, марку, дистанцию ,приблизительно высоту и т.д. Кто-то из строя-А фамилию лётчика надо? Ребята! Все грохнули от смеха! Даже Сапенюк заулыбался

Исторические вехи…
С 1960 по конец 1980 1250-й гв. ЗРП входил в состав 26-й Мукденской дивизии ПВО (Иркутск), которая в свою очередь входила в состав 14 армии ПВО (Новосибирск) В это время ПВО была отдельным видом ВС – ПВО страны. В 1981 году было принято решение, о переподчинении всех приграничных средств ПВО общевойсковым округам. Вызвано это было стремлением улучшить взаимодействие сил и средств ПВО с общевойсковыми группировками. С целью усиления сил ПВО ЗабВО в его состав были включены две дивизии ПВО: 16-я и 33-я. Управление 16 дивизии ПВО прибыло в Улан-Батор из Красноводска, полки прибыли из Гомеля, Луцка и Орска. 33 дивизия ПВО была передислоцирована из Семипалатинска в Атамановку под Читу (в/ч 06530). В её состав и вошел 1250-й ЗРП, выведенный из состава 26-й ДПВО, которая, в свою очередь, была реорганизована в 39-й Мукденский корпус ПВО.
Однако, ожидаемого не произошло. Переподчинение сил противовоздушной обороны, изменение ответственности за их подготовку и применение привели к печальным результатам. Даже в простейших условиях мирного времени допускались грубейшие ошибки в осуществлении управления силами ПВО. Низкая оперативность руководства и несогласованность действий ЗРВ и ИА способствовали безнаказанным нарушениям воздушного пространства Советского Союза. На учениях имели место «обстрелы» средствами ПВО до 30% своей авиации.
Подобное решение отбрасывало развитие системы противовоздушной обороны государства на многие годы назад. Именно поэтому постановлением Совета обороны СССР в 1986 году было принято решение о недопустимости переподчинения войск и сил ПВО военным округам, восстановлении объединений Войск ПВО с их непосредственным централизованным подчинением главнокомандующему своим видом Вооруженных Сил.
Таким образом, в 1986 году эксперимент по реорганизации ПВО закончился, и началась обратная передача частей и соединений из округов в отдельные армии ПВО. В результате этой реорганизации на базе управлений 16 и 33 дивизий было создано управление 50 отдельного гвардейского корпуса ПВО (в/ч 07172). В состав 50-го корпуса вошел 1250-й ЗРП. После вывода полков ПВО из Монголии в 1989-90 г. корпус перестал быть отдельным и вновь вошел в состав 14 ОА ПВО (Новосибирск)
К концу 80-х на вооружение зенитно-ракетных частей стали поступать новые ЗРК, позволяющие решать более сложные задачи по защите воздушного пространства страны. В 1988 г военное руководство принимает решение о реорганизации 1250-го гв. ЗРП в 469 гв. зенитно-ракетную бригаду усилив её группой дивизионов оснащенных ЗРК дальнего радиуса действия С-200А. В этом же году два зрдн и тдн прибыли из состава 512-го ЗРП (г.Пенза). Предназначались они для обороны больших площадей от бомбардировщиков и других стратегических летательных аппаратов. Основная боевая задача для 469-й ЗРБ оставалась прежней - недопущение воздушного удара противника по 47 РД.
С целью обеспечения более эффективного взаимодействия со «стратегами», штаб бригады переносится из Мирной на 23-ю площадку в Хара-Бырку (район Ясной). Конечно, на бумаге эта передислокация не представляла особых проблем. В действительности же осуществить было это крайне не просто. Вот что свидетельствует об этом один из участников тех событий «Kozak»: « То, что мы пережили, я не пожелаю врагам своим. Разруха была полнейшая, но мы подняли из руин казармы, автопарк, мастерские и всю остальную инфраструктуру». Здесь нельзя не согласиться с общеизвестным утверждением о том, что «история развивается по спирали…» С промежутком в 28 лет история полка практически повторилась: передислокация, обустройство в сжатые сроки, тяжелейшие бытовые условия и т.д. И, что самое удивительное, первый командир вновь созданной бригады, как и 28 лет назад – п-к Захаров (правда, уже совсем другой). А вот как вспоминает события тех лет выпускник ДВЗРКУ ПВО 1988 года, зарегистрированный на сайте под ником Gremlin.
«В 1988 году на 23-ю площадку передислоцировали Пензенскую группу дивизионов С-200, а полк реорганизовали в бригаду. Позже сюда же со ст. Мирная перевели управление 469 гв. зрбр ПВО. Совмещенный КП бригады остался в Безречной, там же размещались полк ИА ПВО и батальон РТВ. Все эти войска находились в подчинении 50 гв. отдельного корпуса ПВО (Атамановка, Чита).
469 гв. зрбр состояла из огневых и технических дивизионов С-75, С-125, С-200. Ракеты комплексов С-75 и С-200 могли снаряжаться (ядерными) спец. БЧ! Дивизионы дислоцировались по позиционным районам 47 РД и перекрывали зоной поражения всю территорию ее позиционных районов.
Городок состоял из одной «пятиэтажки» и четырех 2-х этажных бараков. Бараки сейчас разнесли на дрова. С того момента как вывели 24 бригаду СпН (хотя мы этого и не знали, нам говорили, что здесь стояла ДШБ) городок передали Хара-Быркенской администрации или колхозу. Естественно вынесли все, что смогли. Нам пришлось все восстанавливать практически с ноля. Котельную до зимы запустить не получилось и пришлось зимовать без тепла и воды. Тех, кто умудрился привезти с собой семью, временно поселили на 11 площадке. Там конечно были человеческие условия. Про Ясную молчу, она вообще как оазис для нас была. Ну, а жили мы конечно как скоты! Офицер мылся 1 раз в месяц, солдат 1 раз в 2 месяца. Многие не верят что такое могло быть в 1988 г., но тем не менее, это правда. Со временем жизнь налаживалась.
Так как наши войска не подчинялись округу, и состояли из отдельных корпусов и армий, боевое и тыловое обеспечение также было независимым. Поэтому нашим командирам приходилось как - то договариваться с командованием ракетной дивизии о нашем совместном сосуществовании. Был составлен перечень наших транспортных средств, которые могли заезжать на территорию городка Ясная. Основная часть детворы училась во второй школе, каждый день наш вахтовый Урал с оранжевыми шторками привозил их в школу. Парковалась машина не далеко от столовой и Дома офицеров.
Каким-то образом нам удавалось обслуживаться в больнице и госпитале Ясной. Я сам лежал в госпитале месяц в 1989 году. Как зачитывались наши прод. аттестаты не знаю, пусть тыловики растолкуют. Не мало, прошло через этот госпиталь наших погибших товарищей. Кто-то окислителя вдохнул (ракеты у нас тоже были двух ступенчатые с жидким и твердым топливом). Всякое было, кого-то застрели, кто – то сам застрелился, кто - то разбился и т.д. Так, например, на ж/д станции Ясная, при погрузке техники, погиб в день своего рождения гв. к-н Богатов». Но, не смотря на всю сложность стоящих задач, эти задачи успешно решались благодаря замечательным людям, которые не за страх, а за совесть выполняли свой долг по защите Родины.»
Тем печальнее выглядит финальная часть истории 1250-го гв. ЗРП. Известные события августа 1991-го года фактически аннулировали существовавшую до этого Военную доктрину СССР и положили начало активному разрушению обороноспособности нашего государства, продолжавшемуся, по сути, 20лет. Если из общей проблемы обеспечения обороноспособности страны выделить проблему ПВО, то в основу её разрушения было положено утверждение ряда аналитиков о том, что «массированные неядерные авиационно-ракетные удары по России – крайне маловероятный сценарий». Исходя из этого утверждения, и строилась в 90-е и «нулевые» ПВО России. Результатом такого подхода является ее нынешнее печальное состояние. В 1992г. было принято решение о ликвидации целого ряда частей и соединений ПВО страны, в том числе и 469-й гв. ЗРБ. В сентябре 1992-го года Боевое Знамя бригады было сдано в музей, а её личный состав еще некоторое время продолжал агонизировать в процессе расформирования части. Весьма печальной представляется последняя страница истории бригады. По воспоминаниям Gota выглядело это так:
«Могу рассказать про последние дни 23 площадки!.....Нас с Фаридом Рахматуллиным (старшина ремроты) в мае 93 освободили из Читинской тюряги (командир части ещё там оставался), привезли на ст Безречная и сказали : добирайтесь дальше сами.......Припёрлись мы на 7 дивизион, а там труба полная: ни кого нет, одни псы шелудивые носятся....Погнали мы дальше в Харабырку.....Пацаны с авиабазы на Урале подкинули почти до площадки, ....а там такая же жопа что и на 7дивзионе ! Мы подохренели слегка: «Во! пришли!» Тут темнеть начало. Слышим, дизель где - то заработал Живые есть! Кое - как в вашей казарме на втором этаже бойцов нашли (мы их не знаем, они нас тоже ....с последнего призыва в 92-го они были) Спрашиваем: что за херня вокруг твориться ? А они говорят: пиз..ец! Бригаду расформировали! Они - последние 6 человек из тех, кого не успели расформировать. А из офицеров, всеми любимый нач.штаба Никифоров! Пошли мы к нему сдаваться. А он бухает у себя в ДОСе, куча бутылок под окном. Поздоровались мы с ним ....он охренел ! Думал, что сдохли мы давно в тюряге.....Типа, ещё проблема ему на голову: куда нас девать и где документы нам выправлять (93 год уже, а нам еще в 92 на дембиль надо было) Ну вроде ничего, договорились: мы его приказы выполняем, а о нам документы в корпусе сделает! И понеслось ! Часть от бурятов охраняем: и день и ночь падлы лезут ...тащат всё, что вывезти не успели...Никифоров со стволами ходит как Рэмбо - в воздух шмаляет.....весело короче. И ПРИШЁЛ ПРИКАЗ! Всё что не успели вывезти - СЖЕЧЬ! И Под командованием Никифорова мы всё жгли.......Вещевой склад горел долго, неделю точно. Потом охранять городок стало сложнее: зэки попёрли ......задолбала эта братия конкретно.....Но мы с ними общий язык находили без поножовщины! А так, в принципе, служба с одним командиром - ништяг! Спустя месяц, Никифоров дал команду: свёртываться и в путь, в корпус! Напоследок у местных водяры наменяли и устроили прощальный вечер с войсковой частью 75528!!! Сложили возле вашей казармы из досок и столов из штаба огромный костёр и бросили в него цинк с патронами от «калаша» (который как говорили, вроде Белый при шмоне в коптёрке в окно в сугроб выкинул. Мы случайно его сзади казармы нашли.....и поехали под выстрелы в Безречку на станцию, а там дальше - в корпус! Вот такие вот дела уважаемый Сулейман.»
Таким образом, фактической датой ликвидации 469-й гв ЗРБ (в/ч 75528), со слов очевидцев, является июнь м-ц 1993г. Такова последняя и весьма печальная страница истории в/ч 75528.
Тем ни менее, для многих поколений солдат, сержантов, офицеров проходивших службу в этой части она явилась суровой школой мужества, верности своему долгу и войсковому товариществу.
Список тех, кто в разное время командовал 1250-м гв. зенитно-ракетным полком и 469-й гв. бригадой:
1960-1965г. - гв.полковник Захаров,
1965-1970г. - гв.полковник Солдатов,
1970-1975г.- гв.подполковник Лаврентьев,
1975-1979г. - гв. полковник Хуторной Вячеслав Федорович,
1979-1985г. - гв.полковник Сапенюк Валерий Степанович,
1985-1988г. - гв.подполковник Тарасов Николай Александрович
Бригада:
1988-1990г.- гв.полковник Захаров Владимир Николаевич
1990-1993 – гв.подполковник Берюлин А




Заключение
20 лет минуло с момента тех печальных событий. Заметно «повзрослели» их участники. Что-то притупилось в памяти, а что-то и вовсе забылось. А что же сталось с ПВО страны? Что нас призывали «крепить» и мы «крепили» как могли? Оценок нынешнего состояния ПВО России на страницах печати предостаточно. Сколь они объективны – это вопрос. И выходит он далеко за рамки данных «Исторических хроник…». Но, хотя бы самое общее представление об этом хочется все-таки иметь, думаю, каждому, кому когда-то были «…ключи от неба вручены» (как пелось в известной в то время песне).
Вот выдержка из материалов, размещенных в сети Internet.
«Что касается "большой" ПВО (бывшие Войска ПВО страны, ныне часть ВВС), то сегодня, судя по открытым данным, в них имеется 31 полк ЗРС С-300П и С-400, четыре или пять полков ЗРС С-300В и четыре полка ЗРК "Бук" (С-300В и "Буки", переданы из ПВО СВ). Чего категорически недостаточно для отражения воздушной угрозы.
Ныне относительно адекватно прикрыты лишь Москва и Петербург с Подмосковьем и Ленинградской областью, а также районы базирования Северного (Мурманск, Североморск, Полярный), Балтийского (Балтийск и вся Калининградская область, очень маленькая по территории) и Тихоокеанского (Владивосток) флотов. Более или менее приемлемые группировки ПВО дислоцируются также в Краснодарском и Хабаровском краях. Вся остальная гигантская территория страны, по сути, открыта настежь, это относится даже к тем 12 регионам, где ПВО формально есть. В 62 субъектах РФ ПВО отсутствует вообще. Не обеспечены воздушным прикрытием даже некоторые дивизии РВСН и ряд важнейших промышленных центров.
Более того, ЗРК "Бук", четыре бригады которых переданы в ВВС и ПВО, на самом деле не могут обеспечивать ПВО страны, потому что они не для этого создавались. Это чисто армейский комплекс с дальностью стрельбы всего 32 км, что для задач ПВО страны неприемлемо мало. А из полков "трехсоток" не менее 16 (то есть более половины) оснащены системами модификации С-300ПС, принятой на вооружение в середине 1980-х годов и уже далеко не в полной мере отвечающей современным требованиям.
Что касается широко разрекламированной С-400, то до сего дня на вооружение принято всего два дивизиона этой ЗРС. Столь низкий темп объясняется, по-видимому, как крайне ограниченными возможностями нашего ОПК, так и серьезными проблемами, возникшими в ходе эксплуатации "четырехсотки". Государственная программа вооружений 2006-2015 годов обещала, что к 2015 году у нас будет 18 дивизионов С-400. Однако, во-первых, эта программа уже сорвана по всем параметрам и, безусловно, ее выполнить не удастся. Во-вторых, даже если бы она была выполнена, 18 дивизионов никоим образом не обеспечивают ПВО не то что всей страны, но даже основных важнейших объектов. Заявления о том, что С-400 в три раза эффективнее С-300, поэтому ее и нужно в три раза меньше, являются прямой ложью.
Во-первых, эффективность ЗРС С-300 по аэродинамическим целям составляет примерно 0,7-0,8 (следовательно, вероятность поражения цели одной ЗУР составляет 70-80%). Вполне очевидно, что эффективность не может быть выше 1 (нельзя одной ракетой сбить более одной цели). Соответственно эффективность С-300 невозможно увеличить не то что в три, но даже в полтора раза. Более того, эффективность, равная 1, это примерно то же, что в физике "идеальный газ" или "абсолютно черное тело". Данными понятиями уместно оперировать для создания разнообразных моделей, но в реальной жизни их не существует. И стопроцентная эффективность в современном бою недостижима (если только противником не являются ВВС какой-нибудь африканской страны). С-400 превосходит С-300 по дальности и высоте поражения, видимо, по помехоустойчивости, но сбивать одной ЗУР один самолет или ракету даже ей не удастся.
Во-вторых, никакое качество не отменяет количества. Немыслимо сбить больше целей, чем имеется готовых к пуску ЗУР. Если пусковые установки пусты, то даже дедушка "Фантом" беспрепятственно преодолеет ПВО. Для С-300 и С-400 эта проблема принципиальна потому, что обе ЗРС имеют крайне низкий темп перезарядки ПУ. Короче, если боекомплект исчерпан, остается только "завернуться в простыню и следовать в направлении ближайшего кладбища", даже в том случае, если на стартовой позиции есть запасные ЗУР, а в дивизионе имеются транспортно-заряжающие машины. В реальной жизни в полках нет ни того, ни другого.
В идеале данная проблема решается в том случае, если в полку ЗРС С-300П насчитывается максимально возможное количество дивизионов - шесть с 288 готовыми к пуску ЗУР. К сожалению, судя по открытым источникам, сегодня в нашей ПВО нет ни одного 6-дивизионного полка, да и 5-дивизионных всего два. Подавляющее большинство ЗРП состоит из двух-трех дивизионов (96-144 ЗУР). Соответственно любой потенциальный противник сегодня без труда задавит нашу ПВО массой. Таковы особенности современной исторической спирали.
Нынешнему поколению молодых людей понятие «холодная война» мало, о чем говорит. В лучшем случае они сочтут это за одну парафраз советской риторики. Но, открыв эту страничку Сайт трудно согласиться с этим. Ведь ядерных ударов ни кто не наносил! И так «…от тайги до британских морей …» (сотни, если не тысячи гарнизонов). Вероятно, это та контрибуция, которую заплатил наш народ за поражение именно в «холодной войне». Безусловно, современный облик нашей Армии должен меняться. Но неужели нужно было опять всё разрушить «…до основания, а затем»?
Хочется верить, что принимаемые ныне руководством страны меры по укреплению её обороноспособности будут достаточно эффективными, в том числе, и в части ПВО. А наши внуки и правнуки, как мы когда-то, не без основания будут петь «Несокрушимая и легендарная…!»
P.S. Уважаемые посетители сайта, подчеркиваю, что данный материал ни в коей мере, не является официальной историей полка. Здесь могут иметь место неточности как во времени, так и в содержании, а так же субъективность в оценке тех или иных событий. Это просто мозаика воспоминаний тех, кто в разное время проходил военную службу в этой воинской части. Безусловно, она может корректироваться и быть продолженной любым участником форума.
Составитель: sibiriak. Май 2013г.






Наверх
15.05.13 : 16:33
Игорь1967
Игорь1967

ID пользователя #443
Зарегистрирован: 05.05.07 : 12:07

Сообщений: 222
ПООЩРЕНИЙ: 15
Поощрить | Наказать
Спасибо, sibiriak! За твой труд, в написании летописи в/ч 75528!

Горькая новость: На 50-м году жизни скончался замечательный, добрый, светлый человек - нач. расчета К-9, гв.ст.л-т. Гавриляко Игорек. (инфаркт) Выпускник Ярославского ВЗРКУ ПВО
Светлая и добрая ему память(


[ Редактирование 15.07.18 : 11:09 ]

50 отд.гв. корпус ПВО.
469 гв.ЗРБр.
Наверх
15.07.18 : 10:04
Игорь1967
Игорь1967

ID пользователя #443
Зарегистрирован: 05.05.07 : 12:07

Сообщений: 222
ПООЩРЕНИЙ: 15
Поощрить | Наказать



[ Редактирование 15.07.18 : 11:00 ]

50 отд.гв. корпус ПВО.
469 гв.ЗРБр.
Наверх
15.07.18 : 10:41
 

Перейти:     Наверх

Транслировать сообщения этой темы: rss 0.92 Транслировать сообщения этой темы: rss 2.0 Транслировать сообщения этой темы: RDF
Powered by e107 Forum System

 
     
 
Реклама

 
     
      
Время генерации: 0.4157 сек., 0.0184 из этого заняли запросы.